[sticky post]Десять заповедей
andrey_marin
10 заповедей

1. Веруй в свое предназначение, в высокое в себе, в бога в себе, ибо жизнь без веры бессмысленна и бесполезна.

2. Работай, даже в субботу, ибо суть жизни твоей в полезной работе. Избегай безделья и вредной работы.

3. Знай, думай и понимай, прежде всего, себя и предназначение свое, ибо как иначе обрести смысл и отличить полезную работу от вредной.

4. Чувствуй, сопереживай и наслаждайся, ибо нет духовной работы и жизни без чувств.

5. Совершенствуй себя и мир вокруг себя и самостоятельно, и в союзе с близкими тебе людьми.

6. Люби и не предавай ни близких тебе, ни далеких, но, в первую очередь, – себя и свое предназначение (высокое в себе, бога в себе).

7. Отвечай за близких тебе и за далеких, но, в первую очередь, – за себя и свое предназначение.

8. Не лицемерь и не лги ни близким тебе ни далеким, но, главное, - себе самому.

9. Не теряй надежды.

10. Живи, пока можешь, и жизнь давай другим, ибо смысл жизни – в самой жизни.

----------------------------------------------------------------------------------------------------
Для лучшего понимания вышеизложенного читай псалмы в приложении.

сочинение "С чего начинается Родина" (статьи 1-10)
andrey_marin
C чего начинается Родина
1. Я родился в стране, которой уже давно нет. Эка невидаль – еще две-три сотни миллионов ныне живущих людей родились в уже несуществующих странах. Впрочем, мне и с малой Родиной не повезло: мало того, что меня увезли из большого города на Волге, где я родился, едва мне исполнилось три года, так потом этот город еще и переименовали. Назвать несуществующий город, записанный в паспорте, как место рождения, Родиной, язык не поворачивается: в памяти не осталось ни одной зацепки. Хотя, как знать, может быть, в подсознании что-то сохранилось – недаром я и сейчас плаваю лучше, чем бегаю… Память у меня плохая и я забываю своих учителей, друзей, женщин, даже рано ушедших из жизни бабушек и дедушек толком не помню, только по фотографиям…
2. Жить без Родины и без рода-племени порой становится тоскливо и память, сжалившись, подбрасывает образ из детства: дом деда Василия Тимофеевича на окраине Грозного. Перед домом растут три шелковицы и огромный грецкий орех. Весь тротуар перед деревянной калиткой, как в предчувствии бомбардировок, забрызган красными пятнами от упавших плодов тутовника и черными следами от разбившихся орехов. На участке за домом растут вишни, груши, яблони, персики, а в дальнем конце сада, перед сараем, густое, высокое, ветвистое абрикосовое дерево. Крыша сарая плоская, покрыта толем, на нем разложены газеты, на газетах сохнет курага. Жарко так, что босые ноги обжигает, когда спускаешься с дерева на крышу, но в тени листьев, на сучьях, мне пятилетнему в одних трусах и майке удобно, безопасно, сытно и видно далеко. Наверное, моя Родина там и была – в кроне абрикосового дерева на задворках дедова сада, пока сорок лет спустя в Грозный не вошли танки и не переутюжили, и не пожгли все вокруг. Сейчас там нет ничего родного – ни дедова дома, ни абрикосового дерева, ни, даже, могилы Василия Тимофеевича…
3. С шести до девяти лет я жил на окраине Краснодара, в кирпичной пятиэтажке, стоящей на берегу Карасуна. Потом я понял, что это запруженое русло реки Кара Сун, а тогда это было просто любимое место для купания и рыбалки, которое я излазил вдоль и поперек и знал все ямы и каждый стебель камыша. Почти каждый день я ловил несколько красноперок грамм по сто, а однажды, лет в семь, вытащил настоящего карпа весом под килограмм и гордый тащил его домой прямо на удочке, чтобы все видели. Недавно я летал по делам в Краснодарский край и решил, воспользоваться случаем, навестить могилы своего второго деда – Федора Ивановича и бабушки – Марии Алойсовны. Я специально прилетел на пять часов раньше, взял в аэропорте такси и попросил отвезти на кладбище и обратно. Через пятнадцать минут я заорал таксисту: «тормози!» - «в чем дело?» - «это мой дом!». Я его даже с дороги сразу узнал – стоит торцом к Карасуну, вот наш подъезд, увитый виноградом, я отщипнул виноградину и вспомнил ее вкус, потом вышел на берег и узнал место, где поймал карпа и даже в мельчайших подробностях вспомнил как он клевал, и в какую сторону нырнул поплавок, и как гнулось бамбуковое удилище… Потом я стоял и смотрел на свой балкон, надеясь, что кто-то выйдет, но появился сосед сверху. «Вы не помните – здесь раньше жили Марьины?» – крикнул ему. Подождите, ответил он и позвал полную женщину, наверное, жену. «Марьины здесь уже лет тридцать не живут» -«Сорок три года, я и есть Марьин» - «А у них девочка беленькая была, как она?» - «Это моя сестра, у нее двое взрослых детей, скоро бабушкой будет, в Москве сейчас живет» - «Надо же, а я вот всю жизнь в одной квартире»… Могилу бабушки на Славянском кладбище я нашел сразу и положил на нее букет георгин, а к деду пришлось заезжать еще раз на обратном пути – в первый трех часов не хватило, чтобы найти… Через год мы с мамой съездили в Белебей и нашли могилы ее бабушки – Марии Петровны и дедушки – Алойса Иосифовича. Еще там растут две огромные столетние голубые ели, посаженные моим прадедом Алойсом. Может быть, Родина – это земля, в которой похоронены наши предки..
4. С десяти до двенадцати лет я жил в Воронеже, сначала на левом берегу, а потом на правом. Дом на левом берегу забыл совершенно, на правом – помню смутно, но когда меня вновь найденный воронежский друг через сорок лет спросил адрес одноклассницы, которая мне нравилась и которой я даже написал пару писем из Москвы, он тут же всплыл в памяти и, конечно, она там и жила, только фамилию поменяла. Может Родина – место, где живут наши любимые…
5. В Москве я живу с седьмого класса. После окончания восьмого упросил родителей отпустить в геологическую экспедицию – очень хотел стать геологом... Меня отпустили на все лето – муж троюродной тети как раз был начальником экспедиции где-то на границе Оренбургской области и Казахстана. Бить шурфы меня научил рабочий, которого я совсем не помню, зато помню, его присказку: «дело нужно делать до конца!». Применительно к шурфу это означало, что одна из стенок, с которой потом геологи брали пробы грунта, должна быть идеально вертикальной, дно вычищено, а сбоку сделаны ступеньки, чтобы удобно было спускаться. Работать землекопом весь день на солнце – не самое простое дело, но я втянулся и через пару недель мог махать лопатой с утра до темна, совершенно один в степи, а потом ждать грузовик, отвозивший геологов в лагерь. После работы было особенно приятно смотреть на огромные яркие звезды, слушать свист байбаков, а иногда мимо проходило стадо сайгаков и мои многочисленные детские страхи – темноты, одиночества, неизвестности, постепенно исчезали, уступая место любопытству и красоте природы. Кстати, красота не мешала мне, как и всем в партии, есть и байбаков, и сайгаков – вкусные… Так, незаметно для себя, хотя, наверное, заметно для окружающих, я и стал мужчиной. В самом конце сезона ко мне в комнату пришла повариха, крепкая деваха лет двадцати и стала подначивать – мол я с ней не справлюсь. Мне смешно стало – я ведь не только ямы рыл, но и борьбой занимался, поэтому броском через бедро припечатал ее на обе лопатки, еще и подстраховал, чтобы не ударилась. Она раскраснелась, рассмеялась и продолжала твердить – «не справишься!». «Странная какая» – думал я - «держу тебя на лопатках, ты даже дернуться не можешь, чего тебе еще надо». Подержал так, прижав к полу, минуты две и отпустил… В первый же день по приезде в Москву, я встретился со школьным дружком – Борькой, который поделился своим летним открытием - как заниматься онанизмом. Я тоже попробовал, и у меня тоже получилось. Наработанное в степях определение «мужчина – тот, кто доводит свое дело до конца, сам за него отвечает, ничего не боится и никогда не сдается» разделяется не всеми: на первом курсе я поделился им с учительницей английского языка, которая язвительно ответила: «запомни мальчик, мужчина состоит из мужа и чина». Каждый остался при своем мнении, но пятерку я у нее получил. Мужчиной же соответственно собственному определению я еще долго не мог стать, поскольку, избавившись от детских страхов, еще долго носил в себе главный страх – страх смерти, который сказывался в ключевые моменты жизни… Если Родина – это место, где ты распрощался с детством, то для меня это степь Западного Казахстана.
6. Девятый класс я начал в новой школе – уже пятой по счету. В ней был сильный математический класс, куда я сдал вступительный экзамены, а параллельный класс был спортивный, в котором учились боксеры. Для них я стал идеальной грушей – не ложился с первого удара, не плакал, и не жаловался. Обычно в туалете меня встречали трое: один без лишних разговоров проводил спереди двоечку по морде, а когда я пытался вцепиться в него руками, получал сзади пару четких ударов по почкам, от которых и падал. Когда приходил в себя, в туалете никого не было, я умывался, шел на урок, говорил учителю, что упал, пока играл в футбол, и жизнь продолжалась. Учителя у нас были хорошие и когда на третий раз кандидаты в боксеры перестарались, разбили очки и раскровавили рожу больше чем обычно, они сами провели воспитательную работу и меня оставили в покое. В тот раз сломать меня не успели, хотя качество ударов по почкам до сих пор подтверждается на УЗИ. Если уж об этом зашла речь, был еще один случай в институте на первом курсе: я ходил в секцию классической борьбы, в которой большую часть времени качали шею на мостике, причем партнер садился сверху на живот. Однажды наш тренер – мастер спорта в полутяжелом весе решил проверить, как я держу мостик, и придавил слегка, я держал, он добавил, я упрямо держал, тогда он завелся, навалился всерьез, в шее у меня что-то хрустнуло, а в глазах потемнело – грыжи всех шейных межпозвоночных дисков и сейчас удивляют врачей. Может, Родина – это место где нас ломали физически, а, иногда, и морально. Если так – то это Москва.
7. Больше всех учителей в школе я любил биологиню, математика (не зря потом стал биомехаником!) и историка – больше всего запомнился его рассказ о битве на Калке – как монголы русских князей сначала обманом разгромили, потом обманом взяли в плен, и, наконец, пировали на еще живых, но беспомощных людях. Этот рассказ трогал до слез, мне казалось, что именно мои кости трещат под монгольскими задами, это меня обманули и унизили, это я умираю за Родину, на этот раз не маленькую, личную, а большую, общую Родину. Сейчас, вспоминая эту историю, воспринимаю ее как первый из многих подобных мифов, которые, затрагивая чувство патриотизма, и, вызывая бурные эмоции, заглушают разум и не отвечают на элементарные вопросы: почему, собственно, русские князья свои, а монголы – чужие, ведь во мне текут обе крови, а князья были варягами; почему русские – благородные, а монголы – подлые, ведь именно русские убили послов; почему поражение вследствие нерасторопности и несогласованности многочисленного русского войска, часть которого попала в засаду, а вторая даже не начала боя, приписывается обману. Сейчас эта битва воспринимается мной как стычка войскового спецназа с численно превосходящей местной братвой, которую пригласили на выездную разборку с тем же результатом... Может быть, понятие большой Родины тоже миф…
8. Что для меня никогда не было и никогда не будет мифом – это Великая Отечественная война с фашизмом. Слишком многих близких мне людей она затронула, слишком много слышал я от них были и боли, чтобы кто-то смог изменить мое восприятие своих и чужих. До сих пор не могу сдержать слез ни при виде эстетически безупречных фашистских парадов, ни при виде оборванного советского солдата из документалистики тех лет. Может быть, именно по этой причине мне чужды «глянец и гламур», а красивое английское слово fashion до сих пор ассоциируется не с модой, а с фашизмом. Помню навязчивые детские сны, в которых меня расстреливали из автоматов фашисты, а я бежал, полз, стоял, бросался на них, но, неизменно, очередь прошивала и тело, и ватничек, жизнь уходила, а я просыпался в полном ужасе… В моем восприятии войны с фашизмом не было победы – была неизбежная смерть за Родину. Может, это генетическая память, или атмосфера послевоенного времени, или, все-таки, некий элемент мифотворчества, когда я сам себя отождествлял с гибнущими киногероями. В фильме «Они сражались за Родину» я был солдатом, которого в окопе раздавил танк, но он, умирая, успевает бросить гранату, в ленте «В бой идут одни старики» я был юным Ромео, который смертельно раненым сажает самолет, даже в «Белом солнце пустыни», я, несмотря на юный возраст, ассоциировался с взорвавшимся Верещагиным с его знаменитым «мне за державу обидно!». Еще об эмоциях: когда я слышал или пел сам: «Пусть ярость благородная вскипает, как волна» – всякий раз, действительно, переполнялся яростью. Сейчас стараюсь не будить в себе зверя…
9. Другой опорой любви к большой Родине был спорт. Я сам почти каждый день играл в футбол и шахматы, выписывал газету «Советский спорт» и смотрел почти все спортивные передачи, их тогда было не очень много. В спорте все четко делилось на своих и чужих и для меня самыми памятными были эпизоды, когда победа давалась невероятной, чрезмерной ценой («мы за ценой не постоим!»), со слезами на глазах, как у Родниной на Олимпиаде в США, тогда с ней, наверное, плакала вся страна, а я еще и пел во весь голос (назло американцам, зажавшим слова гимна): «Союз нерушимый республик свободных Сплотила навеки Великая Русь. Да здравствует созданный волей народов Единый, могучий Советский Союз!». Другой эпизод – серия матчей с канадскими профессионалами, которые были больше наших хоккеистов на голову, били их, ломали, и, вроде, шансов у наших не было, но, щуплый Валерий Харламов лез сразу на двоих огромных самоуверенных канадских защитников, которые тогда казались мне двумя холеными эсэсовцами (прости, господи и канадцы!), продирался через них и уже в падении забрасывал шайбу под перекладину, как гранату в амбразуру. После этого уже не имело значения, что потом, уже в Москве, канадцы выиграли серию, все равно, наши – лучше!
10. А еще у меня был личный враг, против которого я готов был сражаться и погибнуть, если бы только взяли. Это был генерал Пиночет и его хунта, которые не только убили президента Сальвадора Альенде, но и погубили моего любимого иностранного современного поэта – Пабло Неруду. Вслед своему любимому советскому поэту – Андрею Вознесенскому, я повторял: «Лежите Вы в Чили, как в братской могиле. Неруду убили! Поэтов тираны не понимают, когда понимают – тогда убивают… Пустите меня на могилу Неруды. Горсть русской земли принесу. И побуду. Прощусь, проглотивши тоску и стыдобу с последним поэтом убитой свободы». На мое счастье, эта война так и осталась для меня виртуальной, хотя и сейчас Пиночет в моих глазах – вовсе не «эффективный менеджер», а трус, предатель, убийца и фашист…

сочинение "С чего начинается Родина" (статьи 11-21)
andrey_marin
11. После поступления в институт я ушел на месяц в поход на байдарках в Карелию. Нюхча-Илекса-Вама-Водла – это, действительно, круто, а для неподготовленных школьников поход пятой категории просто был самоубийством, и только непомерная наглость, самоуверенность и везение позволили пройти большую часть пути. Порог Островец мы решили пройти без осмотра по правому рукаву, где по описанию была шивера, и разбили обе байдарки. Когда выползли на берег, заметили лесной пожар – туристы перед нами не погасили костер и мы часов пять гасили тлеющий в болоте торф, а весь следующий день через то же болото тащились с рюкзаками по 60 кг до ближайшей узкоколейки. В молодости препятствия только разжигают аппетит, поэтому водный туризм лет на пятнадцать стал родным и любимым видом отдыха: с апреля по октябрь я раз по десять в год ходил по подмосковным речкам в походы выходного дня, а летом на месяц уходил в большой поход, как правило, в Карелию, а район Ветреного Пояса, в конечном счете, узнал не хуже Москвы и полюбил не меньше и, конечно, прошел тот маршрут до конца, без единого обноса – и Падун, и непроходимый левый рукав порога Печки… Мне очень повезло – я еще застал те реки, воду из которых можно было пить, не выходя из байдарки… Однажды, в майском походе по Угре мы вышли на высокий красивый берег для перекуса, отойдя метров сто от берега заметили блиндаж, окопы, колючую проволоку, осколки снарядов и массу стреляных гильз. Стало страшно, как будто война еще не закончилась. Пройдя по реке еще километров десять, мы подошли к крошечной деревне в десять изб. Где у вас магазин? - спросили у женщины на берегу – нет у нас магазина, - как так? – так дороги нет, - а немцы у вас были? – нет, только партизаны. Мы присмотрелись, действительно, в деревне не было ни электричества, ни Советской власти, да и Мамай сюда не дошел – вот оно, сердце России, подумал я. Если Родина - это место, которое ты лучше всего знаешь и больше других любишь, тогда для меня ею были леса, болота и реки бассейнов Волги, Северной Двины и Онеги.
12. После первого курса я случайно, но добровольно, попал в стройотряд на Камаз, не обычный маевский, хорошо организованный, почти профессиональный, а спешно собранный из разных вузов и техникумов отряд для авральной сдачи завода к очередному съезду КПСС – мне тогда казалось, что все молодые и сильные должны, как Павел Корчагин, героически трудиться ради большого общего дела. Работал я плотником-бетонщиком: сначала мы в вырытых траншеях строили опалубку из деревянных щитов, высотой до трех метров, а потом заливали в нее бетон, получая фундамент под оборудование сложной формы. Бетон мы таскали на носилках и когда его стало так много, что мы не успевали разгрузить один самосвал, а следующий уже ждал, я предложил таскать носилки бегом, а потом мы перешли на круглосуточный режим работы в две смены по двенадцать часов, а меня назначили комиссаром бригады и для обмена опытом послали на работу во вторую смену, так, что я бегал с носилками как заведенный 36 часов подряд, потом 12 часов спал и снова бегал 36 часов. Потом в отряде началась эпидемия дизентерии, каждое утро приезжала скорая и забирала очередную партию заболевших и меня тоже хотели забрать, но начальство не отпустило – «этого нельзя»… В этом режиме, отряд потерявший больше половины бойцов, отпахал больше месяца, а вернувшись в Москву, я получил больше всех денег - 37 рублей 37 копеек за два месяца работы (нам заплатили по расценкам машинной заливки бетона), гипертонию, склонность к обморокам, а также иммунитет к призывам и лозунгам. С другой стороны, завод, хоть и горел, до сих пор работает и наши фундаменты стоят, а значит и своими руками для Родины мне удалось сделать хоть что-то полезное.
13. Следующим летом мы вдвоем с институтским приятелем поехали на велосипедах в Сочи. Проезжая Воронеж, я узнал, что моя школьная знакомая уехала в студенческий отряд под Сочи собирать виноград и, конечно, решил туда заехать. Всю дорогу мы ели и спали в совершенно случайных местах, которые приглянутся. Больше всего запомнился обед на пшеничном поле в Краснодарском крае, где меня кормили вместе с комбайнерами, денег не взяли, но просили рассказать про Москву, Красную площадь и Мавзолей. Приятель после Ростова решил вернуться, а я уже совершенно один, с одним рюкзаком, спальником и палаткой покатил дальше. В Сочи я только успел раз искупаться, как меня тут же вытурил местный милиционер, который сказал, что я своим видом позорю город-курорт. Пришлось ехать в абхазское, а может, адыгейское, село, в котором располагался отряд воронежского университета уже в темноте. В дом студенты меня не пустили – боялись местной шпаны, которая не заставила себя ждать и сразу начала задираться, выясняя, откуда взялся в их ауле такое борзый чужак в очках и на спортивном велосипеде. Из Москвы! – врешь – нет, а в Мавзолее был – был – расскажи – рассказал. Через полчаса я рассказывал про Москву для джигитов постарше, еще через час – для аксакалов. А на следующий день в ауле случилась дружба народов и даже воронежские девчата перестали, хотя бы на время, быть для местных джигитов желанной дичью. Наверное, именно тогда малая (Москва) и большая (СССР) Родины для меня были гармонично слиты…
14. Я застал лишь затихающие отзвуки великой космической гонки, в которой мы опередили американцев в первом полете и выходе человека в космос, они нас – в высадке человека на Луну, у нас был шанс отыграться на Марсе, но, после смерти Королева, космическая гонка выродилась в банальную гонку вооружений, а говорить о полете на Марс стало даже неприлично. Со второго курса института я работал на кафедре жизнеобеспечения летательных аппаратов, которой руководил Гай Ильич Северин – генеральный конструктор завода Звезда, который разрабатывал и изготавливал космические скафандры, средства посадки и спасения космонавтов, катапультные кресла и много чего другого…Уже к пятому курсу мне удалось разработать собственную математическую модель реакции тела человека на ударные воздействия в виде многозвенника с вязко-упругими связями в шарнирах, которая позволяла рассчитывать траектории движения частей тела человека при катапультировании, ударе спускаемого аппарата или самолета о землю и т.п., а также, в какой-то степени, прогнозировать переносимость этих воздействий. У американцев были аналогичные модели и я, как мог, старался обогнать их в точности расчетов. Правда, у них каждые три года производительность компьютеров увеличивалась на порядок, а я все 15 лет проводил расчеты на одной и той же ЭВМ, поэтому ни улучшение алгоритмов расчетов, ни ночные бдения не позволяли за ними угнаться. К этому времени от былого энтузиазма большой гонки остались только воспоминания и большинство сотрудников кафедры не делало ничего нового и, спасибо скажи, если не мешало тебе работать. Недаром в нашей лаборатории все эти годы пылился ни разу не летавший лунный модуль, как символ нашего общего интеллектуального поражения… Тем не менее, американцы были и наши общие, и мои личные враги, я давал присягу, и как лейтенант РВСН по приказу без колебаний заправил бы топливом баллистическую ракету, не разбираясь, куда она полетит и сколько боеголовок понесет с собой (по умолчанию считалось, что полетит она защищать нашу Родину)…
15. На двадцать пятом году жизни у меня случился серьезный кризис: мне казалось, что и на работе ничего толком не получается, и со своими пороками и страстями совладать не могу, и диссертация продвигается со скрипом, и второе образование в мехмате МГУ дается с трудом, и в личной жизни я никак не мог избавиться от зависимости от своей неразделенной любви и, кроме ее предмета, встречался еще с двумя девицами одновременно, не понимая, на ком из них жениться, что было просто мучительно, да и лицемерие общества заставляло переоценить свои общие взгляды на жизнь. Летом я плюнул на все дела и уехал на целых два месяца на Чукотку долбить шурфы в вечной мерзлоте в составе биолого-почвенной экспедиции, хорошо еще, что для почвоведов они были не такими глубокими, как для геологов… Наш палаточный лагерь располагался на берегу речки Пинейвеем примерно в двухстах километрах между Певеком и Билибино, ближе людей не было, только медведи и нескончаемая кочка с ударением на втором слоге, т.е. заболоченная бугристая тундра, заросшая мелким кустарником и травой, корни которых, сплетаясь и отталкиваясь от слоя вечной мерзлоты образовывали подвижную кочку, на которой и стоять было сложно, а идти – еще труднее. Как то раз, ближе к концу сезона, после рабочего дня я решил побродить по тундре и часов через пять, глубокой ночью оказался на безымянной вершине, километрах в десяти от лагеря. Было холодно, голодно, я порядком устал и решил отдохнуть на верху, где было чуть меньше мошки. Солнце стояло низко над горизонтом и на него можно было смотреть просто прищурив глаза (все остальное пространство было однородно серо-зеленым и ничто иное не привлекало внимания). Минут через десять я пришел в состояние полного спокойствия, отрешенности от текущих дел и чувств, после чего задал сам себе простой вопрос: «как жить?» и тут же получил на него исчерпывающий ответ: «просто работать»… Тогда я не знал, что у Бога на любой вопрос есть простой ответ и не верил в Бога, но вернувшись в Москву, забыл о своей надуманной несчастной любви, объявил своим девицам, что должен с ними расстаться, так как для меня сейчас важнее работа, а не личная жизнь. Одна из девиц обиделась и ушла, а вторая сказала, что она понимает мое решение и через полгода стала моей женой. В МГУ я отучился два курса и, освоив необходимые для работы курсы дифференциальных уравнений и численных методов, бросил учебу, полностью отдавшись работе. Следующие пять лет стали самыми продуктивными в моей жизни. С помощью своей математической модели я проводил расчеты катапультных кресел самолетов, амортизационных кресел спускаемых аппаратов, вертолетов, десантируемой бронетехники, средств пассивной безопасности автомобилей (привязных ремней и надувных подушек), всего уже и не вспомню. Причем я не искал работу – разработчики техники сами обращались ко мне с просьбой провести расчеты, которые позволяли сэкономить время натурных испытаний, а также снизить риск для жизни и здоровья испытателей. Иногда обращались совсем не по профилю, например, разработчики бронежилетов хотели, чтобы я с помощью своей модели рассчитал их проектные параметры. Модель для этой цели совсем не годилась, и я сначала отказался, но потом согласился посмотреть имевшиеся результаты испытаний бронежилетов на свиньях и, буквально за неделю, построил матрицу линейных преобразований размерностью 15*15, которая позволяла пересчитать данные, полученные на свиньях, в проектные параметры жилета, допустимые для людей. Бронежилет был испытан и сдан в кратчайшие сроки, запущен в серию и использовался в Афганистане, а я, в составе группы разработчиков, получил премию Ленинского Комсомола за работы в области эргономики и биомеханики… Если Родина – место, где человек нашел свое истинное я, то для меня это безымянная высота в верховьях Пинейвеема на Чукотке.
16. В 1989 году был пик моей научной карьеры: к этому году я не только защитил диссертацию, и внедрил ее результаты на пяти предприятиях, включая Звезду и ВАЗ, но и согласовал проект создания межотраслевой лаборатории по биомеханике, стал руководителем своей группы (по сути – зародыша научной школы) и, наконец, победил в конкурсе на звание лучшего молодого ученого МАИ. Победитель этого конкурса должен был ехать на стажировку в США. Я вспомнил о своих главных конкурентах в Мичиганском Университете, написал им письмо, и вскоре получил ответ, что они знают мои работы и рады будут моей стажировке. Тогда это казалось невероятным: большинство моих работ были засекречены, а о поездках за рубеж я даже не мечтал, да и американцы воспринимались скорее врагами, чем коллегами. Впрочем, тут же выяснилось, что партбюро моей собственной кафедры против моей поездки, а без его рекомендации выезд за границу невозможен. И тогда я сделал самую большую ошибку – вместо того, чтобы обратиться к Северину, своему научному руководителю, человеку дела и объяснить, что работа в США на современных компьютерах позволит получить принципиально новые результаты, пошел к ректору института, наслушавшись его болтовни по телевизору о необходимости запрета партийных ячеек на предприятиях. На приеме ректор сказал, что не будет вмешиваться в мое дело, так как оно носит частный характер, а он решает общую проблему. В начале 1990 года на кафедре меня не утвердили в качестве старшего научного сотрудника и заставили в гневе совершить еще одну ошибку: написать заявление об увольнении «по собственному желанию». Так я в первый раз предал свое дело, а, следовательно, и свою Родину. Тогда мне казалось, что виной была зависть бездарей и бездельников, просиживающих штаны на кафедре, сейчас я понимаю, что просто тогда для меня личное самоутверждение и личная слава были, по сути, важнее самой работы, иначе я бы ее не бросил...
17. В начале 1989 года прошел слух, что детей, оставшихся сиротами после землетрясения в Спитаке, будут распределять по семьям москвичей. Я посоветовался с женой и пошел в райисполком писать заявление, а почему нет – у нас своих двое, да и зарабатывал я тогда на хоздоговорных работах уже очень прилично. Усыновить армянских детей нам не дали, но меня попросили поработать на сборе и упаковке вещей для пострадавших, где я и познакомился с некоторыми сотрудниками исполкома и районными депутатами. Это знакомство пригодилось через год, когда я никак не мог найти работу по специальности, в исполкоме мне сказали, что в коммунальном хозяйстве основная проблема – невозможность точного учета теплопотребления и непомерные дотации на теплоснабжение. Подумаешь проблема – я же работал на кафедре жизнеобеспечения, на которой, в том числе, занимались проектированием систем обеспечения теплового режима (СОТР) для космических аппаратов. Я зарегистрировал малое предприятие, привлек в него еще одного кафедрального изгоя, как раз специалиста по СОТР – Томского Владимира Алексеевича, заключил договор с районным ремонтным управлением и уже в конце 1991 года мы установили уникальные системы учета теплопотребления по всему Гагаринскому району Москвы, причем теплосчетчики ставили не в домах или квартирах, а на ЦТП и снабжали их автоматизированной системой сбора и хранения информации на персональных компьютерах, что и поныне в диковинку. Первые же месяцы эксплуатации дали многомиллионную экономию дотаций на тепло и солидные доходы нашему предприятию, но одновременно выявили колоссальные приписки в счетах Мосэнерго, доходящие до 80%, т.е. теплопотребление завышалось в пять раз! Как потом выяснилось, эти приписки позволяли списывать эшелоны мазута, которые потом продавались на биржах через подставные фирмы, поэтому руководство Мосэнерго быстро опомнилось, уволило специалистов, принимавших наши системы и перестало принимать в эксплуатацию вновь установленные. Я написал заявление мэру Москвы о возникшей проблеме и вскоре встретился с его помощником. На следующий день после встречи, мне на домашний телефон позвонили, сообщили как зовут моих детей, в какой школе они учатся и посоветовали забыть о теплосчетчиках, если я хочу, чтобы они жили. Угроза была серьезной, а мне было не впервой бросать свое дело и при первой возможности в начале 1993 года я перешел на работу в московский филиал Челябкомзембанка, наверное, подсознательно, в тот момент, деньги для меня были важнее дела, а, следовательно, и Родины.
18. У меня было достаточно наработанной творческой энергии, чтобы и в банке заниматься новациями – сначала я придумал как с выгодой использовать остатки от межфилиальных оборотов на рынке межбанковских кредитов, потом разработал правила этого рынка, затем одну из первых методик расчета лимитов, наконец, учредил клуб дилеров с утопическим лозунгом: «банки приходят и уходят, а дилеры остаются». Деньги тогда доставались так легко, что мне было стыдно о них думать, а неучтенный откат я каждый день приносил в банк в авоське и отдавал управляющей филиалом, которая делила наличку между всеми сотрудниками, включая кассиров и уборщиц пропорционально окладам, которые отличались всего в два раза (минимальный от максимального). Впрочем, это веселье длилось не очень долго и постепенно я стал делать карьеру в более крупных банках в качестве наемного менеджера, испытывая уже не тягу к деньгам, а тягу к власти. Как-то постепенно, незаметно для самого себя, с каждым годом, власти становилось все больше, а творчества все меньше. К сорока годам я потерял вообще все желания, казалось, что всего, чего хотел, уже достиг, а из души вдруг выплеснулась исповедь в стихах "Я - из жирных, самодовольных" и т.д. Закончилось это закономерным фиаско – после кризиса 1998 года меня вышвырнули на улицу без выходного пособия, без работы, без денег, без ставшей ненужной профессии, без будущего, без Родины.
19. Двадцать шестого апреля Одна тысяча девятьсот девяносто девятого года я четыре часа лежал под общим наркозом в операционной Тридцать первой городской клинической больницы, а хирург мыл и штопал мои кишки, устраняя последствия перитонита. Очнувшись в реанимации, я вспомнил, как сначала долго летел по спирали в черном пространстве с остановившимся светом звезд, а потом оказался в комнате с голубыми стенами и потолком. В комнате стоял большой светлый прямоугольный стол со скамьями вдоль длинных сторон, а на них сидели двое в белых одеждах с удивительно спокойными, даже бесстрастными лицами. Я сел напротив и сразу узнал обоих – это были Иисус и Павел. Мне хотелось остаться с ними, но они сказали – рано тебе еще… По сути эта клиническая смерть была равна моральной смерти человека без Бога, человека без дела, человека без команды, человека без Родины, на могиле которого можно было написать эпитафию: «Прошел проверку славой, деньгами и властью с неудовлетворительным результатом». Хотя я этого долго не понимал, очнулся я уже другим человеком, которому предстояло заново найти себе Бога, дело, команду и Родину.
20. Вернувшись немного назад, вспоминаю, как в 1992 году навсегда уезжал в Австралию мой школьный друг Алеша. Сердце мое разрывалось от боли: с одной стороны, мне казалось, что я больше никогда не увижу друга, а, с другой стороны, в моих глазах, он был предателем Родины – уезжал как раз в то время, когда наше поколение должно было брать и брало на себя ответственность за судьбу своей страны… Собственно, за все девяностые мы и отвечаем. Как ни пытаются объяснить развал СССР происками врагов, следует признать, что именно тогдашние тридцатилетние, искренне желавшие перемен, равенства возможностей, открытости, правды, ходившие на демонстрации, голосовавшие, входившие во всевозможные Советы и правительства, отчаянно бравшиеся за незнакомые им дела от бизнеса до управления государством и силовыми структурами, выпустили всю свою творческую энергию и юношеский задор в бессмысленный гудок и, в конечном итоге, сами потеряли свою страну (если, конечно, не считать самых циничных, бессовестных и наглых, успевших урвать себе персональный кусок от общего достояния). Главной причиной бездарно упущенных возможностей нашего поколения было, на мой взгляд, его тотальное безверие, которое приводило к тому, что у каждого была своя правда, свой путь, своя цель, а единого Бога не было, а следовательно, не было общего вектора для сложения разнонаправленных индивидуальных сил. Гоняясь за призрачными ложными личными целями, мы впустую тратили свою энергию и понемногу, сами того не замечая, теряли истинные ценности: кто любимую женщину, кто любимых друзей, кто любимую работу, кто любимую семью, кто любимую страну, кто любимые идеалы, а зачастую - всё вместе, а все вместе потеряли и общие идеалы, и общие достижения, и общую Родину. Едва ли не единственным достижением девяностых, доживших до настоящего времени, осталась возможность свободного выезда за границу.
21. Первый раз за границу мы с семьей попали в марте 1996 года - купил сдуру таймшер и теперь уже пятнадцать лет почти каждую весну летаем в Андалусию, как к себе на дачу. Ах, как же она хороша в это время года! В Москве в конце марта всюду серый снег, грязь, холод и толпы мрачных людей, а там голубое море, горы сплошь заросшие оливами, цветущие апельсиновые деревья вперемежку с созревшими плодами, плюс двадцать пять, карнавальные шествия на пасху и каждый встречный обязательно ответит на твою улыбку. Каждый год мы берем на прокат машину и нет ни одного местечка от Кадиса и Хереса до Севильи, Кордобы, Гранады и Альмерии, где бы мы не побывали, были и дальше, в Португалии, в Фаро, Сетубале и Лиссабоне, в Мадриде, в Толедо, в Валенсии и даже в Барселоне, но по Андалусии мне легче провести экскурсию, чем по Подмосковью, а в родной Фуэнгероле нас знают во всех ресторанах и магазинах, расположенных на набережной Пасео Маритимо. Сколько раз, сидя ночью в ресторане над обрывом в Михасе, я показывал своим друзьям на светящиеся огни на побережье и говорил – вон наш дом! А как классно, угорая от аромата роз в садах Альгамбры, вспомнить Вознесенского: «Есть русская интеллигенция. Вы думали – нет? Есть. Не масса индифферентная, а совесть страны и честь». Может быть, потеряв Родину в России, я обрел ее кусочек в Испании…

сочинение "С чего начинается Родина" (статьи 22-33)
andrey_marin
22. В конце 1996 года мы с женой, расхрабрившись,полетели на край света к Алеше в Австралию. Там, действительно, все наоборот: Новый год встречают не на холоде под елкой, а в жару на пляже, вместо елки - араукарии, дед Мороз ездит не на оленях, а на серфе или в каноэ, вода в раковине закручивается против часовой стрелки, медведи совсем маленькие и тормознутые, а совсем не страшные, как у нас, кузнечики намного крупнее наших и сумчатые, а верхом мы ездили на зеленых черепахах, а не на вьючных животных и даже радугу видели с рогами, повернутыми вверх. Мы побывали и в Сиднее, и в Канберре, и в Кернсе, и на Зеленом острове в Большом Барьерном рифе, и в Голубых горах, где растут совершенно русские рыжики и, наконец, Алеша отвез нас на ягодную ферму, где можно было до отвала есть с кустов малину, смородину, клубнику, ежевику, а платить только за ягоды, собранные в корзинки. Именно на этой ферме, разомлев от съеденных ягод, январской жары и счастья дружеского общения, лежа под кустом ежевики и наблюдая мирную возню броненосца, я вспомнил это давно забытое детское ощущение дедова сада: «удобно, безопасно, сытно и видно далеко».
23. Новое тысячелетие мы отмечали в Финляндии, на льду озера, где тысячи сплоченных единой радостью людей самых разных национальностей угощали друг друга шампанским и желали друг другу «Хэппи миллениум!», а в сентябре снова полетели в Австралию, на этот раз, смотреть Олимпиаду - 2000. Первым делом мы купили в Сиднее российский флаг и ходили с ним на все состязания, а после них, когда к вечеру холодало, я заворачивался в него и шатался в разноцветной, радостно возбужденной толпе. Нашим спортсменам не очень везло на той Олимпиаде: Хорькина упала с брусьев прямо под нашей трибуной, а Карелин проиграл американцу финал на наших глазах, но и в дни побед, и в дни поражений, мы с гордостью носили свой флаг. Была и забавная история: на встрече Дементьевой с местной теннисисткой мы сидели довольно далеко, но друг мой, Миша заметил свободные места на вип-трибуне и потащил меня туда. Это были места спонсоров Олимпиады – пивоваренной компании, и когда соседи - сотрудники компании увидели нас с российским флагом, они спросили – а вы, собственно, кто? – мы – потребители, гордо ответил я, и простодушные австралийцы, подумали, что мы получили билеты за победу в каком-нибудь конкурсе потребителей и нас надо поддерживать. Мы быстро обучили их кричать хором «Россия-вперед!» и вместе с пивоварами согласованно перекричали разрозненную австралийскую публику. Понятно, что Дементьева в тот день победила. Недавно в Москве, с тем же Мишей мы ходили в «Олимпийский» болеть за наших теннисистов, встречавшихся с аргентинцами, за которых приезжал болеть Марадона. Он был в меньшинстве, но его группа поддержки была активней разрозненной российской публики. Мы с Мишей и нашим заслуженным флагом пытались завести свою трибуну, но услышали только шипение молодой эстетки сзади – что вы все время трясете тряпкой – полегче с флагом, осадил ее я, но энтузиазм она остудила порядком, встречу наши проиграли, а после нее уже не хотелось идти, гордо завернувшись в свой флаг, как на сиднейской Олимпиаде. Впрочем, лжепатриотизм футбольных болельщиков, пугающих в Лужниках приезжие команды флагами с разъяренным медведем, нравится мне еще меньше аполитичного шипения эстетов.
24. В сентябре 2004 года мой тогдашний друг Дима пригласил меня на выходные на грибы и рыбалку к своему приятелю - лесопромышленнику в Устьянский район Архангельской области, который встретил нас, показал на сохнувшие срубы, поселил в своем поместье на берегу Устьи, попарил в бане, дал лодку и снасти для рыбалки, а попутно рассказал, что расчистил родник в лесу, построил рядом часовню и посадил в нее сторожа, который круглогодично убирает мусор, а в райцентре построил лыжную базу для ребят и балетную школу для девочек. Это казалось невероятным, пока мы сами не увидели своими глазами. На следующий день нам дали машину и проводника, который отвез нас в сосновый бор собирать грибы, а что их собирать: огромные ядреные боровики, больше килограмма весом каждый, просто усеяли весь бор – четыре гриба срезал и корзина – полная! Погода стояла на удивление жаркая, я даже купался в речке, и заполнив все корзины, просто лег на мох, глядя на небо и вершины сосен. Не так плохо прожита жизнь, - подумал я про себя, - ну да, только курить брось – услышал внутри себя ироничный голос. Курил я к тому дню ровно тридцать лет по три пачки в день и, как и любой курильщик, много раз безуспешно пытался бросить, но тогда сразу понял, что в этот раз навсегда, только договорился сам с собой, что докурю все свои запасы сигарет, потом брошу, так и сделал. Скоро семь лет как не курю… Вернувшись после сбора грибов в поместье в самом благостном состоянии духа , мы включили спутниковое ТВ и попали на прямую трансляцию Беслана: ожесточенные люди, одни ради ложного долга, другие ради ложной веры, стреляли в детей. Для меня своих среди них не было, нет «был один, который не стрелял» - он закрыл своим телом ребенка и погиб.
25. Бросив курить, я, как и все, начал толстеть. Чтобы держать себя в форме, пришлось больше плавать (больше бегать уже не позволяло больное средце). Плавать туда – сюда больше получаса занятие довольно скучное, пришлось думать о насущном и, немного, о вечном. Что такое метаболизм, мне было хорошо известно еще со времен кафедры жизнеобеспечения и, понимая, что если не удается израсходовать всю полученную энергию, следует уменьшить ее потребление, я решил попробовать регулярно голодать, собственно и наши животные предки регулярно голодали, не должно это быть слишком вредно, думал я. Начать решил с понедельника, а то в выходные всегда переедаешь в гостях, действительно, довольно быстро почувствовал результат (вес снизился, самочувствие улучшилось), понравилось, добавил к понедельнику четверг. Уже пять лет по понедельникам и четвергам ничего не ем, только пью чай и кефир. Развивая тему метаболизма во время своих ежедневных утренних заплывов, я задался вопросом, почему собственно, русский народ-богоносец, судящий не умом, а сердцем, так не любит жирных и богатых, и нашел на него ответ. Как правило, и то, и другое свидетельствует о том, что человек потребляет больше, чем сам производит, неважно продуктов или эмоций, материальных или духовных ценностей. Нарушение эквивалентного обмена не только приводит к появлению обездоленных, но и вредит здоровью «сверхпотребителя», причем и физическому, и умственному, и духовному. Постепенно я пришел к универсальному понятию поста, т.е. добровольного самоограничения и отказа не только и не столько от пищи насущной или скоромной, но и от всего необязательного, ненужного, чрезмерного, излишнего, однако, нужного, а может и необходимого, для других людей. Понятие поста включает в себя также и очищение тела, ума и души от всего низкого, вредного, чрезмерного. Нет универсального поста и нет универсального очищения, подходящего для каждого человека. Каждый человек должен самостоятельно слушать и слышать свое тело, свой разум, свою душу и понять, что для них необходимо, а что – излишне и, следовательно, вредно.
26. Летом 2006 года мы с женой поехали в Лондон. Стояла небывалая для Англии жара за тридцать градусов, а мы взяли гостиницу без кондиционеров, спать от духоты и шума было невозможно. Один из первых дней мы целиком провели в Британском музее. Сначала прошлись по нему с экскурсией, потом глаза зацепились за икону, вывезенную англичанами из Архангельска, она была такой родной, как будто стояла в доме моей прабабушки или писана была моим пра-прадедушкой. Мародеры! – подумал я об англичанах, - ограбили весь мир! Потом неожиданно такое же чувство возникло в греческом зале, потом в египетском, индийском, китайском, персидском, т.е. я буквально чувствовал свою генетическую связь с творцами произведений, вывезенных со всей огромной Евразии от Кореи и Вьетнама до Испании и Норвегии, а вот американские, африканские, японские и английские вещи такого родственного чувства не вызывали, хотя тоже были чудо как хороши. Так мы ходили по музею до закрытия, проверяя мою генетическую память. Душной ночью после посещения Британского музея мне приснился сложносочиненный сон, будто я – ополченец из русского войска, стоящего на берегу Угры, сплю накануне боя и вижу во сне завтрашнюю битву: стою в строю товарищей, держу выкованную своими руками пику, а на нас несется как саранча, бесконечная монгольская конница, а самый шустрый уже врубился и хлещет своей саблей, так, что головы летят, как капуста. Уперся я пикой в землю и поддел живчика острием в солнечное сплетение, так, что вылетел он из седла и повис на пике, как мошка на игле, глянул ему в узкие глаза, да увидел в них собственную смерть – успел таки махнуть своей саблей напоследок проклятый монгол. Проснулся я наутро – ушли монголы без боя, вернулся домой к жене, рассказал ей обо сне ужасном, да зачали с ней в ту же ночь мальчонку, чтобы не перевелись защитники земли русской. Потом я проснулся, снова заснул и увидел продолжение, будто лечу я как птица на коне со своими монгольскими товарищами на дреколья русского ополчения, ладный, молодой, сильный, никто не сможет остановить, и вдруг дикая боль пронзает живот и неведомая сила выбрасывает из седла – вижу круглые глаза русского, из последних сил рублю чуть выше ворота рубахи и напоследок вижу как катится его голова по полю, просыпаюсь в ужасе предчувствия верной смерти – хан Ахмад дал приказ уходить. Радость великая – вернусь домой, первым делом сделаю себе наследника, чтобы не прервался на мне славный род богатырей… Через пару дней, поостыв и подумав хорошенько, я простил англичан, - кто, кроме них, смог бы сохранить все богатство мира в одном месте для потомков всех народов.
27. Я продолжал плавать и обдумывать прочитанные книги и пережитые события и, потихоньку, отвечать самому себе на главные вопросы. При этом я все меньше проводил аналитических выкладок, все меньше строил логических выводов, все больше погружался в медитацию. Молитва, она же медитация, это прямое, без посредников, обращение к высокому в себе, к богу в себе и, следовательно, к единому Богу за любовью, за верой, за сотворчеством, за поддержкой, за откровением. Нет универсальных слов молитвы и техник медитации. Каждый человек сам должен понять себя, свои цели, свое предназначение, свой путь. Человек, освоивший технику медитации, но не очистивший свое тело, свой мозг и свою душу, получит ложные сигналы. Несколько раз перечтя и сопоставив Ветхий и Новый заветы, я долго не мог понять, как столь разные подходы и противоположные мысли могут жить под одной обложкой. Наконец осознал, что в первое время, будучи слабым, христианство просто мимикрировало под иудаизм, а потом уже не могло сбросить с себя маску, прикипевшую к лицу. Особенно меня возмущали Моисеевы заповеди, абсолютное неприемлемые в современном мире, но лицемерно, вопреки Иисусу, воспроизводящиеся не только иудеями, но и христианами. Пришлось написать свои собственные десять заповедей. В 2007 году мы с женой летали на свадьбу наших родственников в Армению. Во время венчания молодых в храме святой Шогакат в Эчмиадзине, в нестекленное окно проникло жаркое южное солнце и пропекло мне мозги так, что по возвращению пришлось заповеди доработать, вот они: 1. Веруй в свое предназначение, в высокое в себе, в бога в себе, ибо жизнь без веры бессмысленна и бесполезна. 2. Работай, даже в субботу, ибо суть жизни твоей в полезной работе. Избегай безделья и вредной работы. 3. 3най, думай и понимай, прежде всего, себя и предназначение свое, ибо как иначе обрести смысл и отличить полезную работу от вредной. 4. Чувствуй, сопереживай и наслаждайся, ибо нет духовной работы и жизни без чувств. 5. Совершенствуй себя и мир вокруг себя и самостоятельно и в союзе с близкими тебе людьми. 6. Люби и не предавай ни близких тебе ни далеких, но, в первую очередь, – себя и свое предназначение (высокое в себе, бога в себе). 7. Отвечай за близких тебе и за далеких, но, в первую очередь, – за себя и свое предназначение. 8. Не лицемерь и не лги ни близким тебе ни далеким, но, главное, - себе самому. 9. Не теряй надежды. 10. Живи, пока можешь, и жизнь давай другим, ибо смысл жизни – в самой жизни.
28. В январе 2008 года мы с женой и дочерью ездили в Израиль и, конечно, первым делом поехали креститься в реке Иордан, где местный кибуц устроил запруду, продавал рубахи для крещения и сдавал в аренду ящички для одежды. Было довольно холодно, но все мы честно троекратно окунулись в воду с головой и были вознаграждены: почти как в Новом завете появились две белые чайки и стали кружиться над нами. Мне кажется, это был неплохой знак. Потом мы посетили храм Благовещенья в Назарете и наслаждались иконами, собранными со всего мира, в которых Иисус изображался с яркими национальными чертами тех стран, где писалась икона, в частности, на бразильской он был черненьким, на японской – узкоглазым, а на украинской – с чубом! Это было чудесно, и поневоле вспоминался Блейк: «Христос, которого я чту, Не ровня твоему Христу. С горбатым носом твой Христос, А мой, как я, слегка курнос». Потом мы побывали в Нетании, Иерусалиме, Эйлате, заехали в Петру и вернулись в Тель-Авив. Нам очень хотелось побывать в церкви Рождества в Вифлееме, который находится на палестинской территории, в чем нам помог Израэль Шамир. Он был диссидентом в СССР, уехал в Израиль и остался диссидентом в Израиле, приняв православие и публично сочувствуя арабам. Он отвез нас на своей машине сначала в Вифлеем, а потом мы прошли с ним вместе весь крестный путь в Иерусалиме, начиная с нулевой станции, которую обычные экскурсоводы не показывают, поскольку это место в стороне от собственно крестного пути, но именно там Пилат вопрошал Иисуса: «Что есть истина». Теперь на этом месте находятся гаражи, небольшая площадка выложена брусчаткой и там, где якобы стоял Христос, в булыжниках заметны небольшие выбоины. В выбоинах были грязь и вода. Я опустился на колени, вычерпал воду и вытер грязь руками. Потом вытер одну руку о другую, они сразу стали чистыми, а на следующий день прошла экзема на пальцах рук, которая мучала меня лет пять, а еще, я теперь знаю, что есть истина: «Предел суммы знаний при интеллектуальной работе, стремящейся к бесконечности".
29. В январе 2009 года мы с женой ездили в гости к своим немецким друзьям и на биатлон в Оберхоф и Рупольдинг, и объехали в общей сложности больше тридцати городов южнее линии Франкфурт-Дрезден. Зима была необычно холодной, мы три часа гуляли по заснеженным лесам Рейнланд-Пфальца в пятнадцатиградусный мороз (ночью было двадцать), которые выглядели совсем как подмосковные, пока не встретили двух немцев – они с помощью трех машин: минитрактора, грузовой и специальной лесопильной убирали сухие сучья. Я тут же вспомнил загаженные, замусоренные, больные леса и реки вокруг псевдоэлитных коттеджных поселков в Подмосковье, какая разница, увы, не в нашу пользу! А потом мы наслаждались великолепными лесами в Тюрингии, Саксонии, Баварии. В Эрфурт мы приехали поздно, после этапа в Оберхофе, устали, Танюша легла спать, а я вышел немного погулять в полнолунье, попал на соборную площадь и просто задохнулся от восторга: так гармонично вписывался собор и обычные жилые дома в подлунный мир! Это было одно из немногих мест на планете, где творения рук человеческих, на мой взгляд, могли соперничать с творениями господними – лесом, горами, реками и озерами. Потом мы заехали в Вальхаллу – германский Парфенон, стоящий в лесу на высоком берегу Дуная, поклонились Копернику, Канту, Гете и Эйнштейну и подивились, что, кроме нас, не было ни одного посетителя. Впрочем, когда мы уже уезжали со стоянки, подъехала еще одна русская семья и мы им показали дорогу к храму славы немцев. На трибуны в Рупольдинге, мы приехали почти за час до соревнований, но они были уже полностью забиты немцами. Билеты были без номеров, поэтому мы просто пытались вклиниться на свободное место, но при любой нашей попытке подойти к какому-то ряду, немцы сдвигались и шипели "Найн!" Я был со своим заслуженным российским флагом и, похоже, это их тоже раздражало. Я обратился по-английски к билетеру, показывая свои билеты и требуя найти для нас место на трибуне, но он махнул рукой прочь и ответил что-то по-немецки из чего я понял только одно слово, знакомое по фильмам про войну – "Шнель!" Ах, ты фашистская гнида! – по-русски завелся я, и он исчез, но найти брешь во враждебном немецком строю нам все равно не удалось и пришлось идти вниз, где не было немецкого единства и национальной ненависти, а была многонациональная толпа, такая же доброжелательная, как на сиднейской Олимпиаде, многоцветье флагов, радостные лица, внимание и забота о ближнем. Гонка началась, немцы болели за немцев, а мы вовсю болели за наших, то есть за всех – за норвежцев, чехов, французов, русских, словенцев, шведов и все-таки переорали фрицев, поскольку только всем миром и можно победить призрак фашизма. Наутро после гонки я вышел из нашей гостиницы недалеко от озера Кимзее. Было морозно, тихо, стоял густой туман и я незаметно очутился на кладбище, где на аккуратных однотипных могилах сплошь стояли даты: 1922-1944, 1923-1945 и т.п. Я вспомнил бетонные стеллы в наших селах и городках с длинными списками павших и такими же датами. Я зашел в пустую кирху, купил в автомате свечку и зажег ее в память всех павших: не только русских и немцев. А днем мы приехали в Мюнхен, туман развеялся и там уже была весна и солнце, как символ конца страшного призрака.
30. В 2010 году я получил простой ответ на свой самый главный вопрос «Что есть Бог?» Это просто творец, созидатель. «Где он находится?» Везде и всегда – в каждой травинке, в каждой песчинке, в каждой Галактике, в каждой Вселенной, в каждом человеке, наконец. «Как его узнать?» По делам его, его творениям. «Как его почувствовать?» Через бога в себе, который есть у каждого человека, как потребность творить новое, доселе неизведанное, как свою внутреннюю творческую энергию «Как его представить?» Как предел бесконечной суммы всех творческих существ во Вселенной или представьте каждое отдельное творческое существо в виде капли, а единого Бога – в виде безбрежного океана. «Как прийти к Богу?» Через творческий труд, пост, молитву. «В чем заключается подобие Бога и человека?» В способности человека к творческой работе: чем больше выполненная человеком творческая работа – физическая, интеллектуальная и эмоциональная, тем ближе он к Богу-творцу всего сущего. Свое понимание бога в себе и единого Бога я услышал и записал в Сверхновом завете, который выложил в интернет и дарю всем нуждающимся в вере. А еще я научился зарабатывать деньги, продавая собранную информацию, а не собственное здоровье или бессмертную душу. Почувствовав общность бога в себе и единого Бога, я избавился от страха смерти, да и что ее бояться человеку, который уже умирал. И эпитафию я себе придумал лучше прежней: «Смерть, смерть! Что смерть? Любовь – вот это да!».
31. Наконец, я понял, что для человека и человечества, пока мы еще не расселились в космосе по разным галактикам, есть только одна Родина, которую следует любить и беречь как собственную маму – это планета Земля. Воздух Земли, ее вода, ее почва, семена и споры растений, птицы, рыбы, животные не знают границ и люди обязаны сохранять их для себя и своих детей и не должны делить их. Люди по природе своей объединяются в многочисленные группы по самым разным признакам: по роду, по происхождению, по уровню доходов, полу, профессии, возрасту, спортивным клубам, уровню образования, верованиям, национальности, гражданству. Однако любое такое объединение живых существ несет в себе зерна ксенофобии, раздора, соперничества и противоборства с другими группами, отличными от «нашей». Возможна только одна общность всех разумных, созидающих, чувствующих и саморазвивающихся живых существ, неделимая на «своих» и «чужих», «наших» и «ненаших» - общность существ, подобных единому Богу, нашедших его самостоятельно, каждый по-своему, в своих делах, в своих мыслях и своих чувствах. Впрочем, ту же общность можно определить по-иному – как совокупность всех составных частей, слагаемых, элементов, детей единого Бога. Если посмотреть на снимки Земли из космоса, видно, как прекрасна она всюду, где не видно следов человеческой деятельности, которые покрывают ее и расползаются, как раковые клетки. Впрочем, из этого правила есть исключения: египетские пирамиды, храмы разных конфессий, мосты и даже некоторые плотины, построенные истинными творцами, не уродуют, а украшают Землю. Почему – потому что большинство людей потребляет и гадит намного больше, чем производит, а созидатели – творят больше, чем потребляют. Так не бывает, возразит любой грамотный материалист, это же система с кпд больше единицы. Конечно, такого не может быть в косной материи, отвечу я, в соответствии с законами сохранения и деградации энергии, вся вселенная должна была бы давно выгореть, если бы в ней не существовал источник бесконечной энергии, который я и называю единым Богом. Теперь я нашел свою Родину – планету Земля, свое Дело – нести благую весть о Сверхновом завете, свою команду – всех созидателей, своего Бога – единого.
32. Каждый человек в своей основе не столько богоподобный творец, сколько обычное животное, руководствующееся животными инстинктами: самосохранения, продолжения рода и стайным. Те люди, в которых сильнее инстинкт самосохранения становятся «Дельцами», продолжения рода – «Воинами», стайным – «Жрецами». Как правило, в каждом человеке есть комбинация всех этих инстинктов, которыми очень легко манипулировать, по сути дрессировать людей, используя ложные, но желанные для большинства цели: деньги (собственность) для дельцов, слава для воинов, власть – для жрецов. Каждому ребенку от рождения дан божий дар творчества, но немногие способны развить его, а при стремлении к ложным целям способность к творчеству постепенно сходит на нет. В истории человечества считанные сотни людей смогли на деле поставить собственное творчество выше собственных инстинктов и только благодаря им человечество хоть в чем-то стало отличаться от волчьей стаи. К сожалению, пока это отклонение очень незначительно и, как показывает история фашизма, даже вполне образованные люди легко превращаются в зверей. Истинная борьба между богом и дьяволом происходит постоянно в душе каждого человека, как борьба между тягой к созиданию и насилием, между истиной и ложью, между творческой работой и ленью. Однако, дьявол – не ровня Богу! Нет Бога доброго и равного ему бога злого. Есть свет и его отсутствие. Смерть не равновелика жизни, а попросту ее отсутствие. Есть истина и есть ее незнание или искажение. Ложь не имеет иного значения, кроме отрицания истины. Также и зло есть просто отрицание добра. Нет темных и светлых сил, нет светлых душ и темных душ. Есть души, открывшие бога в себе, и есть души, Бога не познавшие, как деревья, не видевшие солнца, растущие в тени, все равно растут только благодаря солнечному свету. Для просветленной души нет врагов, есть только братья. Нет справедливых войн – все войны братоубийственны. Дьявол получает шанс, только если творческая энергия человека израсходована в пустой погоне за ложными целями, что, увы, происходит не так редко… Недавно (еще до погрома на Манежной площади) жена рассказала, что встретила в метро группу одинаково одетых молодых людей, сквернословящих и выкрикивающих лозунги «Россия – для русских, Москва - для москвичей!». Она обратилась к милиционеру, который пожал плечами: «Подумаешь, ничего страшного, это просто футбольные болельщики». Неправда, это не футбольные болельщики, это фашистское быдло, также как любая свора, кричащая «Германия – для немцев», или «Кавказ - для кавказцев», или «Израиль – для евреев», или «Америка – для американцев». И это страшно, и бороться с этим нужно и можно лишь всем миром, когда много разных флагов и много разных народов и много разных идеологий противостоят одному флагу, или одному народу, или одной идеологии, возомнившей себя выше других. Избегайте толп с одним лозунгом, одной идеей, одной национальности, одним флагом, одним рулевым, однородных – это всегда первый шаг к фашизму. Я несколько раз был в толпах радостных, счастливых, теплых, добрых – на демонстрациях 1989 года в Москве, на сиднейской Олимпиаде, в Финляндии на миллениум, на биатлоне в Рупольдинге – всегда это были толпы гетерогенные, с разными лицами, в разной одежде, разными мыслями, разными флагами, объединенными лишь общим делом или одним интересом.
33. В СССР была футбольная команда «Спартак» за которую я болел, как и весь советский народ (военные болели за «ЦСКА», силовики – за «Динамо», автомобилисты – за «Торпедо», железнодорожники за «Локомотив», провинциалы – за свои местные клубы, а все остальные, т.е. народ, именно за «Спартак»). Народность «Спартака» определялась еще и тем, что за него играли не лучшие игроки, которых, как правило, забирали или в «ЦСКА», или в «Динамо», а, в основном, свои воспитанники, сильные, прежде всего, своей приверженностью клубу и командным духом. За тот «Спартак», от которого осталось только название, не просто болели, им гордились, его любили, потому что в нем играли свои ребята, такие же, что гоняли мяч в каждом московском дворе, и каждый пацан мог представить себя в спартаковской футболке и многие мечтали хоть раз выйти на большое поле, хотя бы на замену… Та команда, составленная из «своих», безвозвратно канула в лету, но мне хочется составить команду, которая могла бы сыграть за нашу Родину – планету Земля, которой я мог бы гордиться и за которую мечтал бы сыграть или, хотя бы, разок выйти на замену. В ворота я бы поставил Пифагора (он никогда не подведет!), в защиту – Будду, Иисуса, Павла и Магомеда (они отлично понимают и дополняют друг друга!), в центре поля – Архимеда (опорником), Ньютона и Эйнштейна - на фланги (очень работоспособные, физически крепкие ребята!), в атаку – Омара Хайяма, Амадея Моцарта и Сашу Пушкина (большей креативности я и представить не могу!).

амаризмы
andrey_marin
ПРОСТЫЕ ОТВЕТЫ НА ПРОСТЫЕ ВОПРОСЫ

1. Что такое бог? Бог это Творец всего сущего, источник творческой энергии. А он живет на небесах? Нет, конечно, он живет в тебе и во мне, в каждой травинке и каждой звезде, внутри и вовне, всегда и везде. А почему же тогда говорят: «Отче наш, существующий на небесах?» Здесь небеса нужно понимать, как высокое в душе человека: высокие чувства, высокие стремления, в отличие от низменных чувств и стремлений, которые тоже присущи человеку, но относятся к дьяволу. А как Бог может быть и внутри и вовне? Как вода в океане существует и в каждой капле, и во всем океане. А что такое энергия? Это способность к работе. Значит Бог работает? Конечно, Бог занимается творческой работой. А может Бога нет? Если бы Бога не было, все звезды давно бы погасли – ведь для их свечения нужен источник энергии.
2. Что такое хорошо и что такое плохо? Хорошо – это творчество и все, что ему способствует, а плохо, все, что ему мешает. А что такое творчество? – Это сотворение чего то нового, ранее небывалого и передача творения другим людям. Значит творчество в одиночку невозможно? Да, для творчества нужен или Бог, или другие люди, которые примут и оценят творение, т.е. для творения важны и новизна, и полезность. А что мешает творчеству? Ложь, лень, насилие, стремление к ложным ценностям: деньгам, славе, власти. Разве каждый человек способен к творчеству? Конечно, Бог есть в каждом из нас, поэтому каждый способен творить. А что помогает творчеству? Труд, пост и молитва, стремление к высокому предназначению в себе, к богу в себе. А как можно отличить высокие и низкие стремления? Душа человека отличает высокое от низкого, также, как тело отличает верх и низ.
3. Что такое любовь? Любовь – это стремление к сотворчеству. Любовь к женщине – это желание соития с ней, чтобы иметь общих детей. Любовь к Богу – желание слияния с ним ради творчества. Любовь к ближнему – желание объединения с ним ради общего дела.
4. Что такое пост? Пост это добровольное самоограничение и отказ не только от пищи насущной или скоромной, но и от всего необязательного, ненужного, чрезмерного, излишнего, однако, нужного, а может и необходимого, для других людей. Пост это также и очищение тела, ума и души от всего низкого, вредного, чрезмерного. Нет универсального поста и нет универсального очищения, подходящего для каждого человека. Каждый человек должен самостоятельно слушать и слышать свое тело, свой разум, свою душу и понять, что для них необходимо, а что – излишне и, следовательно, вредно.
5. Что такое молитва? Это прямое, без посредников, обращение к высокому в себе, к богу в себе и, следовательно, к единому Богу за любовью, за верой, за сотворчеством, за поддержкой, за откровением. Нет универсальных слов молитвы и техник медитации. Каждый человек сам должен понять себя, свои цели, свое предназначение, свой путь.
6. Как оценить человека? По тому, что он оставит после себя, кроме экскрементов. Если после него останутся хорошие дети, здоровое дерево и красивый дом, то и человек был неплох, а если еще и достойная книга или надежный самолет - так просто молодец!
7. Может ли человек стать бессмертным? Конечно, если он создаст что-то новое, красивое и полезное, чего люди и Бог никогда не забудут, как теорему Пифагора или турецкий марш Моцарта.
8. Чем русские лучше других наций? Тем, что русские никогда не были генетически однородны, всегда смешивались и с варягами, и с греками, и с печенегами, а потом и с татарами, и с немцами. Никогда русские не считали себя выше и лучше других народов. Русский – это не славянин, а человек, для которого русский язык и русская культура родные. А еще русские лучше потому, что у них есть Пушкин, Менделеев и Королев. Значит, если человек не знает, кто такие Пушкин, Менделеев и Королев, он не русский? Да, он не русский.
9. Кто такой Королев? Сергей Павлович Королев первым запустил спутник 4 октября 1957 года, а 12 апреля 1961 года отправил в космический полет Юрия Гагарина. Что такое спутник? Это тело, которое запускается с Земли, но обратно сразу не падает, а летает вокруг Земли.
10. Что такое мастерство? Навык, одухотворенный Творцом.
11. Что такое Родина? Освоенное, принятое, ставшее привычным, акцептованное телом, умом и чувствами человека его окружение. Включает в себя пространство, других людей, среду обитания, идеологию, веру, общество, государство. По мере развития человека, Родина расширяется и сейчас, для наиболее продвинутых, вмещает в себя всю Землю, идеологию универсализма и всех творцов.
12. А дьявол - это злой Бог? Нет, конечно, скорее это его тень или, еще точнее, его отсутствие. Дьявол – не ровня Богу. Нет Бога доброго и равного ему бога злого. Есть белый свет и его отсутствие. Смерть не равновелика жизни, а попросту ее отсутствие. Есть истина и есть ее незнание или искажение. Ложь не имеет иного значения, кроме отрицания истины. Также и зло есть просто отрицание добра. Нет темных и светлых сил, нет светлых душ и темных душ. Есть души, открывшие бога в себе, и есть души, Бога не познавшие, как деревья, не видевшие солнца, растущие в тени, все равно растут только благодаря солнечному свету. Для просветленной души нет врагов, есть только братья. Нет справедливых войн – все войны братоубийственны. В каждом из людей внутренний дьявол - это врожденная тяга к лени, лжи и насилию. Не нужно искать дьявола вовне, важно победить его в себе.

СКАЗКА ДЛЯ МИШКИ

Давным-давно, в одной стране, которой уже и не помнит никто, огромное стадо овец пасла огромная свора волкодавов. Как получилось, что удалось собачьей своре скинуть с трона царя зверей - льва, история совсем другая, но долгие годы стадо росло, свора тоже. Бывало, конечно, что корма не хватало и овцы жаловались, но волкодавы обещали, что впереди и корма, и воды будет вдоволь – каждой овце по потребности, в общем – коммунизм, и овцы послушно брели вперед. Самых шустрых, бежавших к коммунизму впереди всех, приходилось волкодавам потихоньку кушать, отстающих тоже, иногда даже перегибы случались – начинали этих овец резать, в раж входили, остановиться никак не могли. Порой иноземные волки покушались на стадо, но волкодавы и сами были бойцы-молодцы, а когда не справлялись, то и овцы всем миром топтали неприятеля, рогов и копыт не жалея.
Стадо росло потихоньку, в вот волкодавы сдавали: кто старел, а молодежь вырождалась постепенно, дошли до того, что во главе своры болонку поставили. Тут с уральских гор шальной медведь приперся, реветь начал. Волкодавов много было, они уже рвать его начали, да вдруг овцы взбунтовались, мол надоела собачья свора, хотим медведя на трон; потоптали самых бойких псов, остальные разбежались, а болонку мишка сам задрал.
Стал медведь стадом управлять, но какой из него пастух: сразу после подвигов нажрался и уснул, а стадом управлять лис да шакалов нанял – они ему и стаду все сказки пели про справедливость, да демократию, мол сами овцы должны пастырей выбирать: кто больше наобещает, того и выберут, вот их и повыбирали, точь-в-точь как на Западе. Пока мишка спал, лисы да шакалы начали иноземных зверюг привечать, да продавать им и угодья побогаче, и овец пожирнее. На эту халяву набежали и свои волки, и чужеземные львы, и тигры, и гиены, даже крокодилы приползли, ну и поживились так, что и угодий, и стада половины не осталось: кто-то отделился, кого слопали, кто заграницу сбежал, а оставшихся так обкорнали, что клока шерсти не осталось в закромах Родины. Медведь все жрал, да спал, только на выборы проснулся разок, а шакалы все никак договориться не могли, кто из них главнее, потому решили на время хорька главным назначить: мол, хоть и хищник, но мелкий, будет рыпаться – всегда на место поставим.
Хорек, однако, шустрым оказался: подсобрал уцелевших псов, вместе с ними самых рьяных шакалов да тигров приструнил поодиночке, а для овец вертикаль власти выстроил, им и понравилось – жрут и стригут не все, кому не лень, а только те, кто право имеет! Даже медведь хорька на царство благословил, а потом, ясное дело, околел. А уж овцы, как порядок почуяли, за того хорька кого хошь затоптали бы. Одна беда у хорька была – он, хоть и шустрый, да безмозглый: вместо того, чтобы овцам светлую цель поставить, да гонять с пастбища на пастбище, по примеру Моисея, он их все растерять боялся, да все в одном загоне держал. Овцы, не ослы и не свиньи – как зеленую травку в загоне за 15 лет повытоптали, так роптать начали: мол свободы хотим, да не это главное: главное, что ни удоев, ни шерсти, ни мяса, толком не дают, хоть плачь! Скоты неблагодарные!
Встретились в том загоне два старых барана: одноглазый Мишка и безрогий Андрюшка. Мишка и говорит: «Пора гнать опостылевшего хорька с его сворой, пора вновь самим выбирать поводырей!». А Андрюшке еще в прошлую заваруху шакалы рога поотшибали, так, что он год в коме пролежал, а как очнулся, начались у него, то видения, то откровения. С утра к луже подойдет, нырнет в нее с задержкой дыхания минуты на две, а потом вещать начинает: «Не дело овец с хищниками бодаться, да демократию в стаде разводить, а дело шерсти побольше нарастить, да мяса, да сала курдючного, желательно голубого, да ягнят наплодить поболе и качеством повыше, чем сами были, а когда ни шерсть, ни сало голубое уже не прирастают, отдай шкуру свою и кости на костную муку, любому, кто возьмет, в этом достоинство баранье!»
Мишка возражает: «Ни смысла, ни удовольствия в такой бараньей жизни не вижу, если только за муки и терпение наше в следующей жизни не родимся мы хищниками». Андрюшка из лужи вылез и продолжает: «Конечно, мы вновь родимся на Земле, но не хищниками, а травой, и будем мы кормом для безмозглых и неблагодарных баранов, которые и жрут, и топчут одновременно, а достоинство наше будет в умении прорастать через любые преграды и без жалоб кормить собой голодных!» «А потом?» – спрашивает Мишка. «Потом родимся мы прахом земным, почвой, и бессмысленные растения будут вытягивать из нас все соки и живительную силу. А когда отдадим всю содержавшуюся в нас органику, станем мы молекулами воды и будем свободно плавать в океанах и парить в облаках, а потом попадем в грозовой разряд и родимся атомами водорода, и покинем Землю без страха и сомнения, попадем на Солнце и сами станем Солнцем и будем светить всем без разбора: и хищникам, и баранам, и траве, и почве, и воде. Потом станем мы фотонами, совсем невесомыми и покинем Солнечную систему и Галактику и столкнемся с таким же фотоном или антифотоном, и будет Большой Взрыв, и родится новая Вселенная, порожденная двумя баранами – Мишкой и Андрюшкой, и каждый атом в ней будет нести память о нашей с тобой жизни».
Позвонил мне одноклассник Мишка и говорит: «Что за бред про мифические антифотоны ты понаписал». А я ему: «Как бывший биомеханик бывшему физику, отвечаю: да, в чистом виде материалистический бред на тему деградации энергии. Нужно быть законченным бараном, чтобы не понимать, и не чувствовать, что только Бог может противостоять деградации энергии, а человек, как составляющая и неотъемлемая часть Бога, в отличие от барана, должен не деградировать, а прогрессировать и созидать больше, чем потреблять, а писанина эта не столько даже бред, сколько сказка абсурда, доказательство от противного и гимн Создателю и созидателям»...

Дело Ходорковского, дело Магнитского, митинги оппозиции, гей парады,
шабаш PR и почему я в этом не участвую.

На мой взгляд все вышеперечисленное – элементы информационной войны, которая в свою очередь является элементом большой свары, в которой правительства разных стран, спецслужбы, банкиры, политики, религиозные пастыри и другие сумасшедшие борются за ложные ценности: власть, деньги и славу, а в качестве средства используют голоса и души народов, которыми манипулируют и которые покупают за те же ложные ценности... В этой сваре нет постоянных союзов и постоянных врагов, каждый может объединиться с каждым против любого оступившегося или ослабевшего третьего. Любой, кто оказывается втянут в эту бессмысленную свару, неизбежно будет душевно опустошен и загрязнен. А есть ли альтернатива участию в этой борьбе. Конечно есть – это участие в созидании.
Что такое созидание. Это сотворение чего то нового, ранее небывалого и передача творения другим людям. Созидание в одиночку невозможно. Для творчества нужен или Бог, или другие люди, которые примут и оценят творение. Почему Высоцкий стал Поэтом – у него были зрители и слушатели, которые не просто смотрели его игру или слушали песни – они сопереживали ему, поддерживали его, сочувствовали ему, он впитывал их энергетику и поднимался в своем творчестве (напомню Вознесенского: «Сегодня зрители Таганки, по совокупности поэты!»). Почему Королев стал гением – у него были десятки тысяч сотворцов, которые не просто получали зарплату, а участвовали в реализации мечты, сверхзадачи.
Общество потребления, которым манипулирует свора одержимых демонами власти, денег и славы не имеет будущего, ему на смену придет общество созидателей. Лозунг сегодняшнего дня: «Созидатели всех стран соединяйтесь!»
ЛОЗУНГИ:

1. Христос есть нечто, что должно превзойти!

2. От общества потребителей - к обществу созидателей!

3. Созидатели всех стран соединяйтесь!

4. Бог не с нами, он в нас!

псалмы сверхнового завета
andrey_marin
Псалмы

Б.Ш. Окуджава
Не верю в бога и судьбу. Молюсь прекрасному и высшему...
Не верю в бога и судьбу. Молюсь прекрасному и высшему
Предназначенью своему, на белый свет меня явившему...
Чванливы черти, дьявол зол, бездарен бог - ему неможется.
О, были б помыслы чисты! А остальное все приложится.

Верчусь, как белка в колесе, с надеждою своей за пазухою,
Ругаюсь, как мастеровой, то тороплюсь, а то запаздываю.
Покуда дремлет бог войны - печет пирожное пирожница...
О, были б небеса чисты! А остальное все приложится.

Молюсь, чтоб не было беды, и мельнице молюсь, и мыльнице,
Воде простой, когда она из золотого крана вырвется.
Молюсь, чтоб не было разлук, разрух, чтоб больше не тревожиться.
О, руки были бы чисты! А остальное все приложится.
1964

Б.Ш. Окуджава
Три сестры
Опустите, пожалуйста, синие шторы.
Медсестра, всяких снадобий мне не готовь.
Вот стоят у постели моей кредиторы
молчаливые: Вера, Надежда, Любовь.

Раскошелиться б сыну недолгого века,
да пусты кошельки упадают с руки...
Не грусти, не печалуйся, о моя Вера, -
остаются еще у тебя должники!

И еще я скажу и бессильно и нежно,
две руки виновато губами ловя:
- Не грусти, не печалуйся, матерь Надежда, -
есть еще на земле у тебя сыновья!

Протяну я Любови ладони пустые,
покаянный услышу я голос ее:
- Не грусти, не печалуйся, память не стынет,
я себя раздарила во имя твое.

Но какие бы руки тебя ни ласкали,
как бы пламень тебя ни сжигал неземной,
в троекратном размере болтливость людская
за тебя расплатилась... Ты чист предо мной!

Чистый-чистый лежу я в наплывах рассветных,
перед самым рождением нового дня...
Три сестры, три жены, три судьи милосердных
открывают последний кредит для меня.
1959


А.А.Тарковский
Стань самим собой
Werde der du bist. Гете

Когда тебе придется туго,
Найдешь и сто рублей и друга.
Себя найти куда трудней,
Чем друга или сто рублей.

Ты вывернешься наизнанку,
Себя обшаришь спозаранку,
В одно смешаешь явь и сны,
Увидишь мир со стороны.

И все и всех найдешь в порядке.
А ты - как ряженый на святки -
Играешь в прятки сам с собой,
С твоим искусством и судьбой.

В чужом костюме ходит Гамлет
И кое-что про что-то мямлит, -
Он хочет Моиси играть,
А не врагов отца карать.

Из миллиона вероятий
Тебе одно придется кстати,
Но не дается, как назло
Твое заветное число.

Загородил полнеба гений,
Не по тебе его ступени,
Но даже под его стопой
Ты должен стать самим собой.

Найдешь и у пророка слово,
Но слово лучше у немого,
И ярче краска у слепца,
Когда отыскан угол зренья
И ты при вспышке озаренья
Собой угадан до конца.
1957


А.С. Пушкин
Евгений Онегин. Глава Восьмая
X.
Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто во-время созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел;
Кто странным снам не предавался,
Кто черни светской не чуждался,
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
А в тридцать выгодно женат;
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
N. N. прекрасный человек.

XI.
Но грустно думать, что напрасно
Была нам молодость дана,
Что изменяли ей всечасно,
Что обманула нас она;
Что наши лучшие желанья,
Что наши свежие мечтанья
Истлели быстрой чередой,
Как листья осенью гнилой.
Несносно видеть пред собою
Одних обедов длинный ряд,
Глядеть на жизнь как на обряд,
И вслед за чинною толпой
Идти, не разделяя с ней
Ни общих мнений, ни страстей.
1831


В.С. Высоцкий
Притча о правде (подражание Окуджаве)
Нежная Правда в красивых одеждах ходила,
Принарядившись для сирых, блаженных, калек.
Грубая Ложь эту Правду к себе заманила,-
Мол, оставайся-ка ты у меня на ночлег.

И легковерная Правда спокойно уснула,
Слюни пустила и разулыбалась во сне.
Хитрая Ложь на себя одеяло стянула,
В Правду впилась и осталась довольна вполне.

И поднялась, и скроила ей рожу бульдожью,-
Баба как баба, и что ее ради радеть?
Разницы нет никакой между Правдой и Ложью,
Если, конечно, и ту и другую раздеть.

Выплела ловко из кос золотистые ленты
И прихватила одежды, примерив на глаз,
Деньги взяла, и часы, и еще документы,
Сплюнула, грязно ругнулась и вон подалась.

Только к утру обнаружила Правда пропажу
И подивилась, себя оглядев делово,-
Кто-то уже, раздобыв где-то черную сажу,
Вымазал чистую Правду, а так - ничего.

Правда смеялась, когда в нее камни бросали:
- Ложь это все, и на Лжи - одеянье мое!..
Двое блаженных калек протокол составляли
И обзывали дурными словами ее.

Стервой ругали ее, и похуже, чем стервой,
Мазали глиной, спустили дворового пса:
- Духу чтоб не было! На километр сто первый
Выселить, выслать за двадцать четыре часа.

Тот протокол заключался обидной тирадой,
Кстати, навесили Правде чужие дела:
Дескать, какая-то мразь называется Правдой,
Ну а сама, вся как есть, пропилась догола.

Голая Правда божилась, клялась и рыдала,
Долго болела, скиталась, нуждалась в деньгах.
Грязная Ложь чистокровную лошадь украла
И ускакала на длинных и тонких ногах.

Впрочем, легко уживаться с заведомой ложью,
Правда колола глаза и намаялись с ней.
Бродит теперь, неподкупная, по бездорожью,
Из-за своей наготы избегая людей.

Некий чудак и поныне за Правду воюет,-
Правда, в речах его - правды на ломаный грош:
-Чистая Правда со временем восторжествует,
Если проделает то же, что явная Ложь.

Часто разлив по сто семьдесят граммов на брата,
Даже не знаешь, куда на ночлег попадешь.
Могут раздеть - это чистая правда, ребята!
Глядь, а штаны твои носит коварная Ложь.
Глядь, на часы твои смотрит коварная Ложь.
Глядь, а конем твоим правит коварная Ложь.
1977


А.А. Вознесенский
(Из поэмы "Оза", по мотивам Эдгара По)
В час отлива возле чайной
я лежал в ночи печальной,
говорил друзьям об Озе и величьи бытия.
Но внезапно чёрный ворон
примешался к разговорам,
вспыхнув синими очами,
он сказал:
"А на фига?!"

Я вскричал: "Мне жаль вас, птица,
человеком вам родиться б,
счастье высшее - трудиться,
полпланеты раскроя..."
Он сказал: "А на фига?!"

"Будешь ты великий ментор,
бог машин, экспериментов,
будешь бронзой монументов
знаменит во все края..."
Он сказал: "А на фига?!"

"Уничтожив олигархов,
ты настроишь агрегатов,
демократией заменишь
короля и холуя..."
Он сказал: "А на . . . ?!"

Я сказал: "А хочешь - будешь
спать в заброшенной избушке,
утром пальчики девичьи
будут класть на губы вишни,
глушь такая, что не слышна
ни хвала и ни хула..."

Он ответил: "Все - мура,
раб стандарта, царь природы,
ты свободен без свободы,
ты летишь в автомашине,
но машина - без руля...

Оза, Роза ли, стервоза -
как скучны метаморфозы,
в ящик рано или поздно...
Жизнь была - а на фига?!"

Как сказать ему, подонку,
что живём не чтоб подохнуть, -
чтоб губами тронуть чудо
поцелуя и ручья!

Чудо жить - необъяснимо.
Кто не жил - что спорить с ними?!

Можно бы - да на фига?
1964


А.А. Вознесенский
Заповедь
Вечером, ночью, днем и с утра
благодарю, что не умер вчера.

Пулей противника сбита свеча.
Благодарю за священность обряда.
Враг по плечу - долгожданнее брата,
благодарю, что не умер вчера.

Благодарю, что не умер вчера
сад мой и домик со старой терраской,
был бы вчерашний, позавчерашний,
а поутру зацвела мушмула!

И никогда б в мою жизнь не вошла
ты, что зовешься греховною силой -
чисто, как будто грехи отпустила,
дом застелила - да это ж волжба!

Я б не узнал, как ты утром свежа!
Стал бы будить тебя некий мужчина.
Это же умонепостижимо!
Благодарю, что не умер вчера.

Проигрыш черен. Подбита черта.
Нужно прочесть приговор, не ворча.
Нужно, как Брумель, начать с "ни черта".
Благодарю, что не умер вчера.

Существование - будто сестра,
не совершай мы волшебных ошибок.
Жизнь - это точно любимая, ибо
благодарю, что не умер вчера.

Ибо права не вражда, а волжба.
Может быть, завтра скажут: "Пора!"
Так нацарапай с улыбкой пера:
"Благодарю, что не умер вчера".
1972


А.С. Пушкин
Памятник
Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру - душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит, -
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью Божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно
И не оспоривай глупца.
1836


А.А. Вознесенский
Грех
Я не стремлюсь лидировать,
где тараканьи бега.
Пытаюсь реабилитировать
Понятье греха.

Душевное отупение
отъевшихся кукарек –
это не преступление –
великий грех.

Когда осквернен колодец
или Феофан Грек,
это не уголовный,
а смертный грех.

Когда в твоей женщине пленной
зарезан будущий смех –
это не преступленье,
а смертный грех...

Но было б для Прометея
великим грехом – не красть.
И было б грехом смертельным
для Аннушки Керн – не пасть.

Ах, как она совершила
его на глазах у всех –
Россию завороживший
бессмертный грех!

А гениальный грешник
пред будущим грешен был
не тем, что любил черешни,
был грешен, что – не убил.
1977


В.Я. Брюсов
Обязательства
Я не знаю других обязательств,
Кроме девственной веры в себя.
Этой истине нет доказательств,
Эту тайну я понял, любя.

Бесконечны пути совершенства,
О, храни каждый миг бытия!
В этом мире одно есть блаженство -
Сознавать, что ты выше себя.

Презренье - бесстрастие - нежность -
Эти три - вот дорога твоя.
Хорошо, уносясь в безбрежность,
За собою видеть себя.
1898


А.В. Марьин
Дело
Взялся я разок за дело.(Так душа моя хотела).
Сильно так душа хотела, завела и ум и тело.
Так пахали ум и тело, что то дело закипело!
Так кипело это дело, что в душе все зазвенело!

Так кипело это дело, Так душа моя звенела,
Что вокруг меня все пело! Так кипело это дело,
Так душа моя звенела,Так вокруг меня все пело,
Что устали ум и тело, и меня заело дело!

Как меня заело дело! Так меня заело дело,
Что все тело заболело. Так болело мое тело,
Что душа перегорела. Так душа перегорела,
Что все небо посерело, а созвездье – потускнело!

Как созвездье потускнело, а все небо посерело,
И душа перегорела, ну и тело все болело,
Все совсем осточертело! Я забросил это дело,
Далеко забросил дело, чтобы не иметь с ним дела!

Но когда я стал без дела, вся Вселенная сгорела,
Как Вселенная сгорела, вовсе все осатанело
Просят ум, душа, и тело: «Дела, Дела, Дела, Дела!»
Может в том то все и дело – невозможна Жизнь без Дела!!!
1974-2012


А.А. Тарковский
ПЕРВЫЕ СВИДАНИЯ
Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.

Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: "Будь благословенна!" -
Я говорил и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.

А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И - боже правый! - ты была моя.
Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово ты раскрыло
Свой новый смысл и означало царь.

На свете все преобразилось, даже
Простые вещи - таз, кувшин,- когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам с нами было по дороге,
И рыбы подымались по реке,
И небо развернулось пред глазами...
Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.
1962

притчи сверхнового завета
andrey_marin
1. Некий молодой человек на выпускном вечере перепил спиртного и, не сдержав весенних чувств, ссильничал одноклассницу. Наутро, ужаснувшись содеянного и не решаясь показаться на глаза родителям, учителям и друзьям, молодой человек удалился в пустыню, дав обет никогда не возвращаться к людям. В пустыне он и прожил шестьдесят шесть лет, питаясь акридами и кореньями, под конец жизни прослыв среди кочевников почти святым.
Тем временем в городе в свой срок родилась девочка, выросла, вышла замуж, родила девочку, нареченную Марией, та тоже выросла, вышла замуж и родила мальчика, нареченного Иисусом. Иисус прожил на земле тридцать три года и вознесся в Царствие Небесное.
Встретив Иисуса в Царствии Небесном, сказал ему отшельник: «Велика милость твоя, господи – простил ты грехи мои тяжкие, понял, как глубоко и искренне мое раскаянье, сказалось мое пустынное подвижничество!». «Здесь неуместен пафос и ни при чем твое шестидесятишестилетнее безделие, а взят ты в Царствие Небесное за единственный совершенный тобой в жизни поступок, благодаря которому ты - прадед мой» - ответил Иисус.
Мораль: Иисус своей жизнью и своим воскресением сделал оправданной и целесообразной жизнь миллиардов "инфузорий", генетически предшествовавших ему...
Жаль, конечно, что притчу приходится сопровождать моралью, но без нее никто не чувствует, что суть притчи - просто иллюстрация десятой заповеди.

2. Друг мой, Колька, на днях брякнул невпопад и невзначай о себе, что он – протестантский буддист и ушел вскоре, а я вдруг задумался. Колька – авиаконструктор, человек, конструктивный по определению, в свои пятьдесят лет находится в отличной физической и умственной форме и уж что-что, а себя-то знает… Что же в нем есть эдакого буддистского и протестантского и чего не хватает христианского и магометанского. Да и в целом, что является краеугольным камнем каждой из религий, если говорить об этом нормальным человеческим языком, без лишнего придыхания и прочей шелухи.
Вера, надежда, любовь – общеизвестные основы ортодоксального христианства. Протестантство имеет совсем другой базис: личная свобода (свобода мысли, духа, слова, совести и, как следствие, свобода вероисповедования), личная ответственность (перед собой и перед Богом), труд (работа, созидание). В буддизме, изначально, только отрицание отрицания: отказ ото лжи, насилия и страха. Давайте попробуем перевести эти принципы в область положительных значений: вместо отказа ото лжи будет знание, понимание и передача этих знаний (думай и понимай – заповедь 3!). Отказ от насилия (кнута) подразумевает построение отношений, основанных на удовольствии (пряник), т.е. современными словами – чувствуй, сопереживай и наслаждайся (заповедь 4!). Отказ от страха, любого, но, в первую очередь, страха смерти, эквивалентен призыву жить (заповедь 10!).
В общем, получается, что смесь протестантства и буддизма не так уж и нелепа, а если к ним добавить ортодоксального христианства, получается еще лучше – все десять заповедей! Не исключено, что если к этой смеси да капельку исламских принципов, то получим совершенный коктейль экуменизма.

3. Сын мой, уже давным-давно, на первом курсе института, вернулся с занятий и рассказал, в качестве прикола, что преподаватель математического анализа - 20-летний выпускник мехмата МГУ, вундеркинд из среднеазиатской республики, которого все студенты держали за "чурку" и не любили за занудство, - брякнул на семинаре, что смысл жизни человека - в изучении математического анализа. Так и есть - поддержал я коллегу. К сожалению, ребенок мой тогда был слишком переполнен радостью жизни и молодым пивом, чтобы понять простую истину: Бога невозможно понять без понимания вечности (Eternity) и бесконечности (Infinity), а проще всего это дается человеку именно при изучении бесконечно малых и бесконечно больших чисел, пределов, последовательностей и рядов, чем и занимается математический анализ! Понтию Пилату на его вопрос "Что есть истина?" можно было бы ответить: "Предел суммы знаний при интеллектуальной работе, стремящейся к бесконечности", но он тоже не знал математики, а современные отроки не знают и его самого... Впрочем, безнадежным гуманитариям, могу посоветовать другой путь - английского поэта Уильяма Блейка:

"To see a World in a grain of sand,
And a Heaven in a wild flower,
Hold Infinity in the palm of your hand,
And Eternity in an hour."
или, в переводе С.Я. Маршака:
"В одном мгновенье видеть вечность,
Огромный мир - в зерне песка,
В единой горсти - бесконечность
И небо - в чашечке цветка."
в 2012 году я придумал другой перевод, как мне кажется, более точный:
"В одной минуте ведать вечность,
В одной песчинке - бесконечность,
Вселенную сжимать в руке
И рай увидеть в васильке!"

4. Однажды тренер по йоге сказал мне: «Странно, что Вы с таким энтузиазмом занимаетесь пранаямой и так скептически относитесь к самим йогам и их философии». Я стал размышлять над этим вопросом и вспомнил, как в 2006 году вместе с женой ходил по некрополю Вестминстерского аббатства, бережно, боясь затоптать прах пророка. Рядом с могилой Ньютона мы увидели могильный камень, на котором была начертана формула, выведенная усопшим, а следом еще плита, с надписью «инженер» и изображением маяка, который он построил. «А у тебя что будет написано?» – спросила жена, - «Десять заповедей», - не задумываясь, ответил я (потом, правда, сочинил иную эпитафию). Тогда нам стало понятно, что значит судить о человеке по его делам: мера человека, это не просто сумма его свершений, и не только творческий продукт, который он оставил после себя людям, но это творение еще обязательно должно быть востребовано...
Наличия творческой энергии недостаточно для созидателя, ведь энергия – лишь способность совершить работу, но и совершенной работы мало – ее нужно суметь передать другим людям. Мало аккумулировать в себе «кундалини» и мало выплеснуть ее, переведя в тепло, что делают йоги (Земля и без них перегревается), важно суметь за счет своей внутренней энергии совершить полезную творческую работу, все равно, физическую, умственную или чувственную и передать ее плоды своим детям, если их нет – ученикам, на худой конец, хоть кому-нибудь, но и детей, и учеников, и просто последователей, нужно еще и воспитать, чтобы они восприняли это наследие, но и этого мало: для истинного восприятия наследники сами должны поработать. Таким образом, развитие творца происходит на три такта: созидание творческого продукта; его дарение; восприятие дара. Иисус никогда не стал бы Христом без апостолов, Павла и миллиарда верующих христиан. С каждым искренним возгласом "Христос воскрес!" воскрешение Христа становится все достовернее.
Йоги в течение тысячелетий создавая замечательную систему развития и управления внутренней энергией человека, средством подменили цель: у них не найти продуктов творческого труда - ни формул, ни маяков, ни музыки, ни стихов. Быть может, у йогов нет могил, потому что на них нечего писать…

5. Взрослая дочь спросила: «Почему ты ищешь истину в стихах, разве нельзя передать достоверную информацию прозой». Конечно можно, но при пересказе прозаического текста велика вероятность его искажения, вольного или невольного. Стихи исказить сложнее. Заратустра в пересказе Ницше говорил: «Кто пишет кровью и притчами, тот хочет, чтобы его не читали, а заучивали наизусть». Еще вернее кодировать сокровенное знание не только стихами, но и музыкой - при этом передается не только ментальное и эмоциональное послание, но даже физическое состояние человека-творца, или просто Творца... В этом особенность великой духовной музыки.
Часто поэты и композиторы не столько творят стихи или музыку на базе личного опыта и труда, сколько просто слышат и записывают готовые фразы, существующие до, вне и помимо человека. При этом гениальность состоит не столько в том, чтобы услышать божественные звуки, сколько в том, чтобы донести их до слушателей без искажения. Только гениальный художник сможет донести до зрителей не только увиденный образ, но и свои чувства и свои мысли (чувства и мысли, которые он воспринял, пережил и осознал своими). Приведу простой пример: у Пушкина: "Я помню чудное мгновенье, Передо мной явилась ты," и у бездаря, высмеянного Высоцким: "я помню это чудное мгновенье, Когда передо мной явилась ты!". В стихах и в музыке фальш очевидна для любого человека, имеющего слух, а для людей неподготовленных, бесчувственных, сокровенное знание не предназначено.

6. Сидели мы с Фомой за маленьким столиком в дешевом кафе, он задавал мне сложные вопросы, а я давал на них простые ответы. «Что есть Бог?» - «Творец, Созидатель». «Что есть Любовь?» - «Внутренняя тяга души к творчеству, стремление к созиданию. В частности, любовь мужчины и женщины есть просто желание иметь общих детей». Потом он сказал, будто есть противоречие в моих утверждениях, о том, что Бог есть везде, а души в столике нет, да и что такое душа? Я сразу не ответил, обещал подумать. Известно, что душа – «искра божья», составная часть, элемент Бога. Если трактовать Бога как Творца, то и душа должна обладать способностью созидать по собственной воле, своей внутренней потребности нечто новое, доселе неизвестное («душа обязана трудиться!»). Поэтому в косной материи Бог есть, а души нет, или, по крайней мере, она не проявляется в нашем пространстве, покуда и поскольку эта материя не проявляет воли к созиданию (чайный столик в кафе не предлагает нам по своему усмотрению божественный нектар, не принимает участия в мозговом штурме и не помогает найти формулу любви).
Продолжая разговор за столиком в кафе, Фома спросил, признаю ли я христианскую Троицу – Бога-Отца, Сына и Святого Духа или его триаду – Бога-Отца, Мать и Дитя. Я ответил, что, конечно, признаю и то, и другое, однако, мне ближе взгляд Магомеда и мусульман, которые в Аллахе видят Единого Бога в целостности и единстве, а не раскладывают его на составные части. Конечно, если чувства и разум не вмещают некий большой и сложный объект целиком, его можно разложить на проекции, например, в трехмерном пространстве любое тело определяется по своим трем проекциям, но не нужно забывать, что осей координат может быть сколь угодно много, проекции – разные, а объект – един и неизменен при переходе от одной системы координат к другой. Единый Бог инвариантен к религиозной системе.

7. Каждый день после плавания и ныряния я в результате быстрого перехода от гиперкапнии к гипероксии испытываю приступ эйфории, который иногда длится весь день. Однажды я задумался: а можно ли придумать универсальный рецепт счастья, пригодный для каждого, а не только для свободных ныряльщиков. Ответ пришел во время одного из таких приступов эйфории. Рецепт очень прост:
Старайтесь избегать лени, лжи и насилия.
Ежедневно практикуйте творческий труд, пост и молитву.
Откажитесь от стремления к деньгам, власти и славе.
Ощутите бога в себе и свою связь с Единым Богом.
Наполните душу верой, надеждой и любовью к Единому Богу.
Рай на Земле наступит, когда все люди начнут жить по написанному... :)))

8. Темной ночью свет далекой свечи можно принять за свет звезды. Луна затмит любую звезду. Невозможно из триллионов звезд объективно определить ярчайшую. Солнце не греет чужие планеты. Нет пророка в своем отечестве. Лишь пришедший к Единому Богу найдет и свет свечи, и отблеск Луны, и вспышки Сверхновых звезд, и тепло Солнца в своей душе, осознает их связь и единство, и истинный масштаб в себе и вне себя. Почти о том же двести лет назад писал Уильям Блейк:
"God appears, and God is Light,
To those poor souls who dwell in Night;
But does a Human Form display
To those who dwell in realms of Day."
Я это перевел так:
В царстве ночи, в царстве бед
Каждый видит божий свет.
В царстве дня не видит око
Сияния лица Пророка.

сверхновый завет (статьи 1-33)
andrey_marin
ОСНОВЫ ЭКУМЕНИЗМА

1. Сначала человек нуждается в дыхании, потом – в воде и еде, затем – в безопасности. Когда есть воздух, вода, пища и безопасность, человек начинает задумываться о потомстве, собственности, славе, власти, самоутверждении, самовыражении и комфорте… Потребность в Боге (равно, как и бог в человеке) появляется у человека еще до потребности в дыхании – в утробе матери, ибо без Бога лучше и не рождаться…

2. Умница Лаплас сказал: «Бог - гипотеза, в которой я не нуждаюсь». Действительно, для создания «Небесной механики», описывающей движение конечного числа твердых тел под действием гравитации, Бог не нужен, особенно, если забыть теорию относительности и принцип неопределенности, существование континуума, не рассматривать движения с околосветовыми скоростями и не знать о гравитационном красном смещении. Правда, после Наполеона, не многие люди интересовались такой механикой по самой банальной причине – из-за отсутствия потребности…

3. Современные последователи Лапласа, начиная с Фридмана, построили сотни моделей Вселенной, основанных на абсолютизации скорости света, которые остаются игрой человеческого ума, описывающей эволюцию наблюдаемой человечеством части Вселенной в последние 13 млрд лет после «Большого взрыва». Что происходило 14 млрд лет назад и происходит сейчас в «ненаблюдаемой» части Вселенной, наука не знает и никогда не узнает. При этом любой ребенок скажет, что абсолютна не скорость света, а скорость мысли…..

4. Аналогичная ситуация сложилась с познанием микромира – подробно описаны основные виды сил (гравитационные, электромагнитные, слабые и сильные ядерные взаимодействия), но человечеству неизвестны и никогда не будут известны их первопричины. Почему? – просто потому, что человечество и возможности его познания конечны, а Вселенная бесконечна не только «вширь, но и вглубь». Иными словами, гравитоны, кварки и глюоны столь же неисчерпаемы, как и электрон.

5. Давайте проведем простой мысленный эксперимент: сопоставим отрезки прямых - математической и физической. Из математического анализа известно, что делить исходный отрезок пополам можно любое количество раз и любой, получающийся в результате такого деления, отрезок будет подобен исходному. В современной физике уже после сотни делений исходного сантиметрового отрезка пополам исчезнет не только подобие, но и само понятие отрезка. Более того, даже материальной частицы такой длины человечеству неизвестно. Таким образом, математика использует понятие континуума, а современная физика – нет.

6. Общая теория относительности, как и механика Ньютона, основаны на интегрировании дифференциальных уравнений, которое возможно только при условии непрерывности функций и пространства их определения. Попытка интегрирования всюду разрывной функции на всюду разрывном пространстве абсурдна с точки зрения математики. Таким образом, физики должны или отказаться от представления о квантуемости элементарных частиц, или не использовать дифференциального исчисления для описания их движения.

7. Квантовая механика как наука, описывающая конечную систему конечного числа частиц с конечной энергией, так же мертва, как шахматы, которые считались эталоном человеческой творческой фантазии и интеллекта до тех пор, пока не появились вычислительные машины, способные практически безошибочно оценить и просчитать большинство типовых позиций. Заранее известно, что без внешнего источника энергии такая система неизбежно остановится. Намного естественней представляется существование бесконечного, распределенного в пространстве и времени, саморазвивающегося разумного континуума, с бесконечным внутренним источником энергии и способностью чувствовать, который можно для простоты назвать Богом.

8. Представим Большой адронный коллайдер после столкновения фотонов с точки зрения разумного наблюдателя соответствующего масштаба, находящегося внутри на некотором обломке материи. Возможно, он сможет рассчитать траектории всех несущихся после «большого взрыва» частиц внутри электромагнитного поля, заставляющего их двигаться по кольцевой траектории, а также время и энергию этого взрыва, но он точно не сможет описать окрестностей ЦЕРНа или расположенный по соседству Женевский международный аэропорт. Он никогда не узнает людей, устроивших «большой взрыв», но, тем не менее, они существуют. Мы никогда не сможем зафиксировать результатов жизнедеятельности такого наблюдателя, однако его появление на этом обломке не менее вероятно, чем появление человечества на Земле – это просто вопрос масштаба пространства и времени.

9. Для не-физиков и не-математиков приведем иной пример, иллюстрирующий тот же тезис: «Прогресс человечества бесконечен, но ограничен». Усэйн Болт пробежал стометровку за 9,58 секунд, а может и за 9,5. Можно представить себе идеального спринтера, пробегающего сто метров за 9 секунд. Как бывший биомеханик, могу заявить, что геннонемодифицированный человек на Земле никогда не пробежит 100 метров за 7,5 секунды, а чтобы не спорить попусту с дилетантами, давайте скажем - за 5 секунд, а для совсем простых людей – за одну секунду.

10. Я помню прыжок Боба Бимона в длину на 8,90 м. Известно, что Майк Пауэлл прыгнул на 8,95 м. Как бывший биомеханик, могу заявить, что геннонемодифицированный человек на Земле никогда не прыгнет на уровне моря дальше 12 метров, а чтобы не спорить попусту с дилетантами, давайте скажем - 20 метров, а для совсем простых людей – 50.

11. Впрочем, то, что недоступно человеку, может быть доступно гепарду, или блохе, или какой-нибудь еще инопланетной или иногалактической, или иновселенной зверушке. Аналогично достижениям в области бега, прыжков и других физических подвигов, человек не обязательно должен быть чемпионом в области чувств или интеллекта.

12. Следующий тезис: «Сумма бесконечно малых может быть бесконечно большой, только если суммируется бесконечное число слагаемых». Математически это давно доказанная теорема, а с точки зрения постижения Бога это означает, что всего человечества недостаточно для достижения Бога – придется приплюсовать вышеупомянутых «инопланетных зверушек», а также всех носителей разумных сил внутри элементарных частиц. Если представить Бога в виде предела суммы бесконечного числа самостоятельно думающих, действующих, чувствующих и саморазвивающихся существ – я буду n-ным слагаемым, а жена моя – (n-1)-м. На сходимость ряда мы с ней не повлияем, а вот свойство непрерывности Бог без нас потеряет. Немного упрощая, для лучшего понимания, формулу Бога можно записать так:

Единый Бог = ∑ (бог в себе)i
i=1

13. Для определения Бога введем две аксиомы, общие практически для всех религий:
· «Бог – вездесущ»,
· «Бог подобен человеку»,
только переведем эти утверждения на современный язык.

14. Вездесущесть Бога на современном языке означает, что он существует в любой песчинке, в любой элементарной частице, в любой точке непрерывного пространства – континуума. Последовательный нигилист и атеист должен считать, что окружающее нас пространство всюду пусто, кроме конечного числа физических тел и частиц, а человек верующий неизбежно примет непрерывность пространства.

15. Подобие будем понимать в строгом математическом смысле слова как наличие однозначного отображения всех точек одного множества в соответствующие точки другого множества. Мы не можем описать Бога, но можем попытаться описать божественное начало в человеке, т.е. высокое в человеке, бога в человеке, бога в себе. Для этого примем следующее определение: «Божественное начало (бог) в человеке есть его способность самостоятельно, по собственной воле и по собственному побуждению, созидать, т.е. выполнять творческую работу и самосовершенствоваться посредством этой работы».

16. Творческая работа может быть физической, умственной и чувственной. Физическая работа определяется как интеграл по времени вдоль траектории движения векторного произведения силы на перемещение и измеряется в джоулях. Определим аналогично умственную работу как интеграл по времени вдоль траектории векторного произведения силы ума на приращение знания, а чувственную – как интеграл по времени вдоль траектории векторного произведения силы чувств на их приращение.

17. Полезная чувственная работа может проявляться как генерация «положительных» чувств, таких как вера, надежда, любовь, ответственность, справедливость, благожелательность, а также чувства гармонии, меры, равновесия, прекрасного, достоинства и т.п., а также как поглощение «отрицательных» чувств, таких как раздражительность, злоба, ненависть, месть, зависть, жадность и т.п.

18. Возможно, существуют некие коэффициенты, как считает друг мой, физик Мишка, зависящие от параметров, преобразующие один вид работы в другой. Возможно, существует некий эквивалент, подобный понятию «прибавочной стоимости», для оценки количества общественно необходимого труда. Безусловно, для вычисления созидательной работы необходимо учитывать коэффициенты новизны и полезности, обнуляющие сто первое «изобретение велосипеда». В любом случае, выполненная по собственному побуждению творческая работа отличается от подневольного труда или труда за деньги, как ночь любви от занятия проституцией…

19. Вне зависимости от наличия коэффициентов и эквивалентов, упомянутых в предыдущем пункте, представим Бога как сферу бесконечного радиуса в метрическом пространстве, координатными осями которого являются физическая, умственная и чувственная работа, а каждого отдельного человека – как эллипсоид в этом же пространстве с осями, соответствующими творческой работе, выполненной этим человеком.

20 Подобие Бога и человека теперь можно описать математически как преобразование сферы бесконечного радиуса в эллипсоид с конечными заданными полуосями. Чем больше объем такого эллипсоида, чем больше он походит на сферу – тем ближе человек к Богу. Умея вычислить такой объем, нет нужды ждать Страшного суда – его можно считать мерой приближения к Богу для любого человека, равно как и для любого иного самостоятельно мыслящего и чувствующего существа.

21. Бога и человека можно представить в виде безбрежного разумного «океана» (Бог) и отдельных разумных «молекул воды» (человек), которые могут переходить в другое фазовое состояние – испаряться или, наоборот, кристаллизоваться. Любой, изучавший в школе «круговорот воды в природе», легко представит жизнь простого человека как полет капли воды с небес на землю, а бытие человека, отказавшегося от всех чувств и деяний, – в виде кристалла льда.

22. Бог, построенный по такой модели, не является чем-то постоянным, неизменным, застывшим в одной точке, – он вечно развивается посредством развития любой своей мельчайшей частицы, бога в себе. До Пифагора Бог не ведал теоремы Пифагора, но после того, как Пифагор доказал ее своим ученикам, Бог ее уже не забудет. Аналогично с любым объектом творения – оно навсегда остается в памяти Бога, если его непосредственный творец успел поделиться им со своим ближним.

23. Другими словами, наш внутренний бог, бог в себе, есть наша способность творить, созидать нечто новое, «доселе неизведанное», в физическом, интеллектуальном и эмоциональном пространствах по собственной воле, по внутреннему побуждению, за счет избытка внутренних сил. При этом внутренний бог не есть нечто неизменное, он совершенствуется по мере выполнения нами творческой работы и, совершенствуясь внутри нас, вносит свою лепту в совершенствование единого Бога вне нас.

24. Вспомним снова физику – для возникновения любой силы необходима разность потенциалов, значит, и для появления внутренней силы необходимо наличие противоречий между жаждой действия и ленью, между стремлением к познанию и невежеством, между высокими и низкими чувствами. Наибольшая разница между этими противоположностями у новорожденного ребенка. По мере выполнения работы, разность потенциалов неизбежно уменьшается и ее отсутствие эквивалентно смерти человека.

25. Новорожденный ребенок – отнюдь не «невинный ангел божий», а эгоцентрическое ненасытное чудище, максимально поглощающее добрые чувства из окружающего мира; невежественное, но с невероятной способностью к обучению; слабое и страдающее, но безгранично творческое. Йог, достигший нирваны, освободившийся от желаний и страданий, к сожалению, освободился и от способности творить новое, поскольку новое всегда рождается в муках.

26. Известный парадокс: «не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься» можно перевести на современный язык так: «не согрешишь – не раскаешься, не раскаешься - не изменишься, не изменишься – останешься овощем». Само понятие греха тоже нуждается в корректировке – здесь это не нарушение общепринятых норм морали, а измена богу в себе, высокому в себе, предназначенью своему, отказ от свободной мысли, от собственных чувств, от своего призвания, от творчества, от созидания.

27. К сожалению, грешат все, без исключения, а вот изменяться к лучшему удается далеко не каждому. Большая часть людей всю свою жизнь проживает, повинуясь лишь примитивным инстинктам, повторяя чужие мысли, следуя внушенным чувствам, стадным инстинктам и чужой воле. Фактически, с точки зрения способности выполнять творческую работу, это «растения», «цветы», «овощи на грядке» или «бараны», нуждающиеся в пастырях. Здесь и далее закавыченные понятия используются только для иллюстрации отношения определенных групп людей к творческой работе и не несут никакой эмоциональной окраски и оценки.

28. Лишь один из ста «баранов» может достичь состояния «вьючного животного» - «лошади», «осла» или «верблюда» (того же человека можно обозначить словами «пахарь», «мужик» или «качок»). Для этого он должен победить свою природную лень и начать сознательно трудиться. Человек – «лошадь» (или «осел») гордится своей способностью к тяжелому труду, он чувствует, что его способность переносить тяжести увеличивается по мере выполнения им работы. Этот человек изменяется к лучшему и вправе гордиться и своим трудом, и своей силой, и своей выносливостью.

29. Лишь один из ста «ослов» может измениться до состояния «пастушеской собаки», «цепного пса», «воина», «казака», «рыцаря», «самурая», «чемпиона», «мастера», «профессионала». Для этого человек должен самостоятельно победить в себе страх поражения, неудачи и самостоятельно выбрать себе «хозяина», «сюзерена», «князя», «господина», «флаг», «символ веры», «дело по душе и по плечу», профессию, наконец. Настоящий воин не знает поражений и измен. Он может проиграть сражение, но это только подстегнет его совершенствовать свое мастерство. Мастер совершенствуется всю жизнь и гордится своим совершенством. Воин, потерпевший поражение и смирившийся с ним, или предавший своего хозяина, нарушивший свою присягу, потерявший веру, изменивший своему призванию, неизбежно умирает либо буквально, либо фигурально, т.е. перестает быть воином или профессионалом.

30. Лишь один из ста «воинов» может достичь уровня «хозяина», «князя», «царя», «лидера», «руководителя». Для этого человеку нужно отказаться от своего «эго» (есть вещи поважнее своей жизни, своего призвания, своей чести, своего долга), найти достойную задачу не для себя, а для группы людей и взять на себя ответственность за результаты деятельности всей группы, отряда, армии, корпорации, страны, наконец. Настоящий лидер добивается не личного совершенства, а процветания своей корпорации, своей армии или своего государства и самореализуется через реализацию общественных или государственных целей. Настоящий руководитель не тот, кто стремится к власти, ею упивается и использует ее, а тот, кто способен вынести ее бремя и рассматривает ее как средство, а не как цель.

31. Лишь один из ста «хозяев» может стать «созидателем», «творцом», «пророком», «богом». Для этого нужно сначала победить свою лень и накопить силы; потом победить в себе страх и отточить свое мастерство; затем отринуть свои эгоистические желания и реализовать высокую цель, нужную другим людям; наконец, нужно найти бога в себе, научиться слышать его, разговаривать с ним, почувствовать и осознать свою связь с единым Богом, который только и поможет найти свой путь созидания, сотворить нечто «новое, доселе неизведанное»…

32. Творить можно не только в религии, науке или искусстве. «Богом» можно стать и на огородной грядке и на стройплощадке. Но богами не рождаются, богами становятся. Кому-то много дано и он быстрее пройдет весь путь. Другому дано еще больше, но занят он не своим делом и не станет творцом никогда, если не отыщет призвание свое, бога в себе, если не хватит сил и времени пройти свой собственный путь до конца…

33. Пахарь достигает своей цели за счет силы, упорства и терпения, профессионал – за счет мастерства, руководитель – за счет объединения усилий подчиненных, творец – за счет творчества, но творчество неизбежно включает в себя и силу, и терпение, и мастерство, и лидерство, и свободную волю, и озарение (вдохновение, откровение).

сверхновый завет (статьи 34-66)
andrey_marin
34. Не каждая «лошадь» везет свой груз добровольно; не каждый «воин» победил свой страх и не каждый мастер отточил свое мастерство; не каждый формальный лидер отличается от «овоща» по сути своей; большинство людей, называющих себя творцами, или изобретают «велосипед» или просто лицемерные болтуны и лжепророки. По делам судите о творцах и пророках: мир до них и после них – два разных мира…

35. Простой подсчет примерных пропорций, приведенных в параграфах 28-31, дает цифру 100*100*100*100=100000000 (Сто миллионов), т.е. только один человек из ста миллионов достигает состояния пророка. Таким образом, сейчас на Земле одновременно живет около 68 пророков, во времена Христа их было трое, а всего на Земле было рождено не менее 800 пророков.

36. Прогресс в мозгах, чувствах и делах человеческих порождается творцами, но становится очевидным и зримым, когда доходит до «овощей», когда «идея овладевает массами». В древнем Египте теорема Пифагора являлась «тайным знанием», доступным лишь посвященным, а сейчас ее изучают в пятом классе средней школы. Любое откровение постепенно становится общедоступным, что и составляет суть прогресса Бога и человечества.

37. Смысл существования человека и человечества заключается в стремлении к Богу, что эквивалентно в нашем понимании выполнению по собственной воле и собственному разумению максимальной творческой работы. Вспомним, что для этого необходимо действие силы вдоль траектории движения, а сама сила по определению есть первопричина, выводящая тело из состояния покоя или равномерного прямолинейного движения (движения по инерции).

38. Вослед Ньютону будем полагать, что сила – от Бога, но распространим это понятие на мысли и чувства. Под силой воли будем понимать способность человека вывести себя из состояния покоя или перемещения «по течению» (жизни по инерции), под силой ума будем понимать его способность ставить и решать новые задачи, а под силой чувств – способность человека самостоятельно генерировать добрые чувства и адсорбировать злые эмоции, а не просто реагировать на внешние воздействия.

39. Хоть сила и от Бога, но ее развитие – от человека. Человек - «растение» просто не развивает в себе сил и, следовательно, выполняет нулевую работу. «Пахарь» имеет много сил и преумножает их по мере своей работы, но не способен самостоятельно творить, т.е. его творческая работа тоже близка к нулю. «Мастер» уже может самостоятельно созидать и его работа пропорциональна его наработанной силе и самостоятельно пройденному им творческому пути. «Лидер» по сути своей генерирует равнодействующую сил многих объединенных им людей. «Пророк» с помощью Бога заранее видит путь и, потому, коэффициент полезного действия его сил максимально велик, но и его работа будет мала без последователей, учеников, соратников.

40. Бытие единого Бога наивно доказывать логически или математически, равно как и проверять эмпирически. Он приходит к любому подготовленному человеку через вдохновение и откровение. Миллионы вполне обычных людей ощущали бога в себе, а люди творческих профессий – ученые, поэты, художники, композиторы - не только ощущают присутствие бога в себе, но и способны, по сути, материализовать его в виде теорем, формул, стихов, музыки, картин…

41. Единый Бог есть бесконечная творческая энергия, воплощающаяся через работу в его творения. Бог есть истина, как предел знаний при интеллектуальной работе, стремящейся к бесконечности. Бог есть безграничный источник добрых чувств, проявляющихся как результат его бесконечной нравственной работы.

42. Людям, познавшим бога в себе, нет нужды в доказательствах бытия единого Бога. Они переполнены любовью к Богу и любовью Бога. Остальным остается верить им, работать, мыслить, чувствовать, творить и надеяться, что та же благодать снизойдет и на них. Настоящая любовь мужчины к женщине (равно, как и наоборот – любовь женщины к мужчине) – есть желание иметь с ней общих детей. Настоящая любовь к Богу есть желание сотворчества с ним, сотрудничества в его творчестве, причастности к его творениям.

43. Труд, пост и молитва – вот проверенный веками универсальный путь к истинному Богу. Труд имеется в виду и физический, и умственный, и чувственный, но обязательно творческий, выполняемый по собственной воле, т.е., по сути, та же полезная созидательная работа.

44. Пост нужно понимать как добровольное самоограничение и отказ не только и не столько от пищи насущной или скоромной, но и от всего необязательного, ненужного, чрезмерного, излишнего, однако, нужного, а может и необходимого, для других людей. Понятие поста включает в себя также и очищение тела, ума и души от всего низкого, вредного, чрезмерного. Нет универсального поста и нет универсального очищения, подходящего для каждого человека. Каждый человек должен самостоятельно слушать и слышать свое тело, свой разум, свою душу и понять, что для них необходимо, а что – излишне и, следовательно, вредно.

45. Молитва, она же медитация, это прямое, без посредников, обращение к высокому в себе, к богу в себе и, следовательно, к единому Богу за любовью, за верой, за сотворчеством, за поддержкой, за откровением. Нет универсальных слов молитвы и техник медитации. Каждый человек сам должен понять себя, свои цели, свое предназначение, свой путь. Человек, освоивший технику медитации, но не очистивший свое тело, свой мозг и свою душу, получит ложные сигналы.

46. Бесполезно обращаться к Богу, не укрепив свои силы, не очистившись, не пройдя свой путь. Человек, прошедший свой путь до конца, неизбежно придет к Богу, и даже слова станут лишними для него, а человек, являющийся «сосудом мерзости», прочитав предписанную профессиональным духовником молитву, лишь усугубит свою мерзость.

47. Все, что отвлекает человека от труда, поста и молитвы – от лукавого. Богатство, власть и слава – вот истинные цели большинства людей, идущих ложным путем. Это не означает, что от этих трех целей необходимо отречься и бежать прочь - к ним можно относиться как к неизбежному злу или преграде на пути, которую невозможно разрушить, но можно обойти или преодолеть, как Одиссей и Аргонавты – Сирен, Сциллу и Харибду. Еще лучше использовать богатство, власть и славу как средства в достижении благой цели.

48. Истинный Бог един и для эллина, и для иудея, и для араба, и для американца, и для русского, и для японца, и для китайца, и для туземца, и для инопланетного разумного океана, и для иновселенной творческой зверушки. Любые местечковые божки, обещающие преференции избранному народу, должны быть сданы в археологический музей вместе со своими преступными жрецами и лживыми книгами.

49. Безумно всерьез полагать, что наша Вселенная образовалась 13.5 млрд лет назад, Солнечная система – 10, Земля – 7, а 9 тысяч лет назад незадачливый и корыстный божок создал заболоченную пустыню и отдал ее неприкаянному народу не в дар от доброты душевной, а в ренту за послушание и регулярные жертвы. Если по делам его судить, то даже не божок, а мелкий пустынный бес морока, мести и ксенофобии способен убить человека только за работу в субботу и уничтожить целый народ только за его отличие от избранного.

50. Человечество, начавшее осваивать космос, должно, наконец, отказаться от психологии разрозненных пастушеских племен и враждебных друг другу шаманов. Пора услышать голоса всех 800 пророков, во все времена, на всех языках, говоривших разными словами, по сути, об одном и том же – «Бог един», «Бог – вездесущ», «Бог - бесконечная творческая энергия», «Бог есть истина», «Бог есть любовь», «Бог есть безграничный источник добрых чувств», а человек – подобен Богу и должен приблизиться к нему.

51. Если прогресс человечества, человеческих мозгов и человеческих чувств дошел до идеи равноправия каждого человека, независимо от расы, возраста, пола и происхождения, пора истинно верующим всех конфессий объединиться в единой Церкви, признающей только единого Бога и всех пророков, своим трудом реально улучшивших наш мир.

52. Не тот истинный буддист, кто не ест коровьего мяса и медитирует под баньяном, а тот, кто сам нашел свой собственный срединный путь и прошел его до конца. Не тот христианин, кто носит крест, напоминающий о мучениях Христа, а тот, кто за свою любовь к Богу готов пройти своим собственным крестным путем, ибо на Голгофе место уже занято. Не тот магометанин, кто совершил хадж, или пять раз в день совершает намаз, а тот, кто, как Магомет, нашел истинного Бога в сердце своем и всей своей жизнью следует ему…

53. Наконец, если единый Бог не имеет определенного цвета кожи, значит, у него нет и половых признаков, а потому ничто не мешает и женщинам приобщиться к божьей благодати, равно как и иновселенному творческому существу любого пола. Запреты для женщин участвовать в религиозной жизни наравне с мужчинами сами должны быть запрещены наравне с расизмом.

54. Люди по природе своей объединяются в многочисленные группы по самым разным признакам: по роду, происхождению, уровню доходов, полу, профессии, возрасту, спортивным клубам, уровню образования, верованиям, национальности, гражданству. Однако любое такое объединение живых существ несет в себе зерна ксенофобии, раздора, соперничества и противоборства с другими группами, отличными от «нашей».

55. Возможна только одна общность всех разумных, созидающих, чувствующих и саморазвивающихся живых существ, неделимая на «своих» и «чужих», «наших» и «ненаших» - общность существ, подобных единому Богу, нашедших его самостоятельно, каждый по-своему, в своих делах, в своих мыслях и своих чувствах. Впрочем, ту же общность можно определить по-иному – как совокупность всех составных частей, слагаемых, элементов, детей единого Бога.

56. «Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани», «не вливают также вина молодого в мехи ветхие». Взяв лучшее у пророков, нужно очистить учение о едином Боге от прогнивших догм, опровергнутых наукой и жизнью домыслов и неверных интерпретаций. Разве Иисус не отверг все заповеди Ветхого Завета, а лицемеры и фарисеи вновь пытаются состыковать Новый и Ветхий завет воедино, как новую заплату приставить к ветхой одежде…

57. Иисус сказал: «суббота для человека, а не человек для субботы». «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч; ибо Я пришел разделить человека с отцем его, и дочь с матерью ее и невестку со свекровью ее. И враги человеку – домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня, и кто любит сына и дочь более, нежели Меня, тот не достоин Меня».

58. В Евангелии от Матфея сказано: «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем», но этот тезис можно рассматривать и с другой стороны, как доказательство «от противного», обычное для математической логики, тем более что в Евангелии от Иоанна по тому же поводу сказано – «кто из вас без греха, первый брось на нее камень».

59. Иисус сказал: «Я и Отец – одно… Если я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в нем» - это ли не прямой вызов Ветхому Завету и иудаизму в целом, за что и распят был Иисус Христос…

60. Иисус – мой возлюбленный старший брат, но и он не обладал конечной истиной, которая достижима только в пределе, а потому – «Иисус – есть нечто, что должно превзойти». Пора окончательно отвергнуть Ветхий завет, а вместо Нового, принять Сверхновый, вместив в него все лучшее, что накопили все пророки и все человечество за последние 2000 лет. В Нагорной проповеди ясно сказано: «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное», поэтому Сверхновый Завет должен, как минимум, признавать Хартию прав человека.

61. Вот десять заповедей сверхнового завета: 1. Веруй в свое предназначение, в высокое в себе, в бога в себе, ибо жизнь без веры бессмысленна и бесполезна. 2. Работай, даже в субботу, ибо суть жизни твоей в полезной работе. Избегай безделья и вредной работы. 3. 3най, думай и понимай, прежде всего, себя и предназначение свое, ибо как иначе обрести смысл и отличить полезную работу от вредной. 4. Чувствуй, сопереживай и наслаждайся, ибо нет духовной работы и жизни без чувств. 5. Совершенствуй себя и мир вокруг себя и самостоятельно и в союзе с близкими тебе людьми. 6. Люби и не предавай ни близких тебе ни далеких, но, в первую очередь, – себя и свое предназначение (высокое в себе, бога в себе). 7. Отвечай за близких тебе и за далеких, но, в первую очередь, – за себя и свое предназначение. 8. Не лицемерь и не лги ни близким тебе ни далеким, но, главное, - себе самому. 9. Не теряй надежды. 10. Живи, пока можешь, и жизнь давай другим, ибо смысл жизни – в самой жизни.

62. Не я придумал эти заповеди, я просто пересказал современным языком то, о чем тысячелетия твердили пророки и поэты. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать мировую поэзию, книги, упомянутые в конце этого текста, а для особо ленивых - псалмы на соответствующей странице сайта.

63. Если есть заповеди, то есть и понятие греха, т.е. их нарушения. Можно понимать грех буквально, например, как безверие, безделие, бездумность, бесчувственность, безответственность, лживость и лицемерие, потерю надежды, убийство и самоубийство и т.п., а можно еще проще, всего тремя словами: ложь, лень и насилие, однако эти слова следует понимать в широком смысле, который придется растолковать.

64. Под ложью следует понимать не только искажение истины и справедливости, но также обман и самообман, все равно, корыстный или бескорыстный. В понятие лень включим не только физическое, умственное и нравственное безделие, слабость и немощность, но и «спуск по течению», т.е. следование низменным инстинктам, желаниям и наклонностям, как своим, так и внушенным. Под насилием будем понимать любое непрошенное и невынужденное вмешательство в жизнь иных одушевленных существ.

65. В качестве примера, как бывший банкир, свидетельствую: банковский процент и ростовщичество суть обман, и, следовательно, грех. Представим замкнутую систему товарно-денежного производства и обмена по эквиваленту труда. Если в этой системе появляется кредитор и ссудный процент, все деньги в результате конечного числа итераций окажутся у него. В открытой системе ссудный процент неизбежно приводит к обесцениванию денег со скоростью, пропорциональной среднему проценту по кредитам. Банковские кризисы и невозврат кредитов есть неизбежное следствие внутренней порочности ростовщичества.

66. Нет абсолютного зла и не следует абсолютизировать понятие греха: бывает «ложь во спасение», лень как отдых и насилие для предотвращения худшего насилия. Не следует также судить за грехи других, ибо понятие греха сугубо внутреннее, индивидуальное. Каждому одушевленному существу даны разум, стыд и совесть, они и рассудят, что есть грех и как его искупить, в чем, собственно, и заключается «высший суд», а по итогам жизни – «страшный суд». Только людям без разума, стыда и совести для очищения нужен отдельно профессиональный духовник.

сверхновый завет (статьи 67-101)
andrey_marin
67. Безгрешных нет, и, зачастую, осознание греха и работа по его искуплению являются началом духовного роста личности, ее развития. Если человек осознал свою лень, он сможет ее преодолеть, а если нечестно нажил богатство – раздать его нуждающимся. Если совесть подсказывает, что власть начинает уродовать твою личность – отдай власть более подготовленному человеку. Если стыдно пользоваться чужой славой – отдай ее более достойному, в конце концов, любую ошибку можно постараться просто исправить. Увы, есть и понятие «смертного греха», последствия которого невозможно искупить даже ценой собственной жизни: «Когда осквернен колодец или Феофан Грек – это не уголовный, а смертный грех».

68. Когда женщина делает аборт по медицинским показаниям или в результате насилия, - это огромное горе, но не грех; если же она в минуту слабости или безумия лишает жизни плод любви – это смертный грех для обоих несостоявшихся и несостоятельных родителей, за который они неизбежно заплатят и похоронами любви, и посмертными мучениями.

69. Здесь так часто делались ссылки на творцов и пророков, что пора уже представить их поименно. К сожалению, я не смогу назвать все 800 имен, просто потому, что всех не знаю, а называть ныне живущих не могу. Кроме того, список очень субъективен, т.е. отражает моё личное восприятие и моё личное отношение, включает только наиболее близких мне по духу людей. Я получал образование в социалистической стране и воспитывался на основе христианской морали и русской литературы. Человек, выросший в другой религиозной традиции и другой культурной среде, составит иной список, но критерий понятен – по делам судим о творцах, по совершенной ими физической, интеллектуальной и нравственной работе, в результате которой изменялся мир, в котором мы живем.

70. Лао Цзы (VI — V век до н. э.) - автор трактата «Дао Дэ Цзин», который является гениальным образцом описания статики, равновесия, перетекания, гармонии, круговорота в замкнутой системе. Законы диалектики легче всего понимаются при помощи Дао и Дэ. Его тезисы о недеянии вовсе не пропаганда лени, а забота о сохранении замкнутости системы, что абсолютно справедливо, если целью является ее сбережение и уравновешивание, а не прогресс и развитие.

71. Пифагор (570 — 490 гг. до н. э.) не только автор одноименной теоремы, но и, по сути, отец математики и философии. К сожалению, ни одного авторского текста до нашего времени не дошло, и мы можем судить о нем только со слов его последователей. Ему, в частности, приписывают простой рецепт праведной жизни: просыпаясь утром, спроси себя: «Что я должен сделать?» вечером, прежде чем заснуть: «Что я сделал?»

72. Будда Гаутама (563 — 483 гг. до н. э) первым из известных нам людей достиг бессмертия и подробно описал свой благой восьмеричный путь: «правильные взгляды, правильные намерения, правильная речь, правильные действия, правильный образ жизни, правильные усилия, правильная память, правильное сосредоточение». Кроме того, он доказал, что страдание может быть уничтожено путем полного уничтожения желаний и страстей, отказа от них, отречения от них, освобождения от них.

73. Сократ (469 — 399 гг. до н. э.) приговорён к смерти за «развращение молодежи» и «непочитание богов». По сути, это первый, но, далеко не последний, известный истории случай, когда в результате формально законного, но, по сути, безнравственного суда осуждается на смерть и добровольно на нее идет пророк, следующий «богу в себе». Вот цитаты из его апологии: «мне бывает чудесное божественное знамение», «так велит мне бог, и я думаю, что во всем городе нет у вас большего блага, чем это мое служение богу», «в течение всего прошлого времени обычный для меня вещий голос слышался мне постоянно», «не может быть, чтобы не остановило меня обычное знамение, если бы то, что я намерен был сделать (добровольная смерть), не было благом».

74. Гиппократ (460 — 377 гг. до н. э.) не только отец медицины, но и автор клятвы, которую и сейчас следует исполнять всем врачам и знать всем людям: «…Я направляю режим больных к их выгоде, сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от применения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому, просившему у меня, смертельного средства и не укажу никакого пути для успеха подобного замысла. Точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство... Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье и слава в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступившему же ее и дающему ложную клятву да будет обратное этому.»

75. Архимед (287 — 212 г. до н. э.) — математик, физик, механик и инженер. Закон Архимеда, рычаг Архимеда, винт Архимеда, спираль Архимеда – мы не просто знаем о них со школы, но и пользуемся ими в повседневной жизни каждый день. Никакая современная техника не существует без них.

76. Дева Мария (19 г. до н.э.- 48 г. н.э.) — мать Иисуса Христа и его братьев. Для меня ее девиз заключается в словах: «если рожать – то от бога!». Замечу также, что чудо любви заключается именно в том, что любимый становится для любящего богом (или богиней). Таким образом, притча о непорочном зачатии означает, что нет греха в зачатии по любви, вне зависимости от других обстоятельств.

77. Иисус Христос (0 — 33 гг. н. э.) — человек, как и Будда, ставший Богом, но, в определенном смысле, превзошедший его. Вместо отказа от привязанностей и желаний, он своей жизнью и своей добровольной смертью показал, что есть такие чувства (вера, надежда, любовь), которые стоят страданий. Именно Иисус привнес чувства в духовную жизнь человечества. Если перевести христианский символ веры - Троицу - на современный язык, то Бог Отец есть творец физического мира; Бог Сын, Иисус, – творец чувств; Бог Дух святой есть чистый разум, творец знаний. В моем понимании, все это разные ипостаси единого Бога, которому Иисус просто добавил немного человечности (человеческих чувств).

78. Апостол Павел (5 — 65 гг. н.э.) — едва ли не первый человек, отказавшийся от национальных различий и проповедовавший равенство всех людей перед лицом Бога. Именно благодаря Павлу, его энергии, его убежденности, его вере и его трудам, а также принципу равенства, христианство из иудейской секты превратилось в мировую религию. Для меня также принципиально важен пережитый и описанный Павлом опыт встречи с воскресшим Иисусом Христом. Послания Павла составляют неотъемлемую часть Нового Завета.

79. Омар Хайям (1048—1131 гг.) — поэт, математик, астроном, философ. Он построил классификацию кубических уравнений и дал решения для некоторых из них с помощью конических сечений, создал иранский календарь, но более всего известен сборником рубаи, каждое из которых – настоящее откровение господне, связывающее математику, поэзию и богоискательство. Например: «И днём и ночью ты взываешь к небесам, К далекому Творцу, укрывшемуся там. Примолкни хоть на миг, ответ Его услышишь: «Я не вдали, Я здесь, Я - это ты же сам»».

80. Ян Гус (1369 — 1415 гг.) — проповедник, мыслитель, идеолог Реформации. Был священником и ректором Пражского университета. Он перевел Библию на родной язык и одним из первых начал проповедовать самостоятельное изучение мирянами Нового Завета, тем самым став предтечей протестантства и богоискательства. Как и многие другие пророки сожжен по решению неправедного суда. Его самое известное выражение «Святая простота!» перекликается с русской поговоркой «простота хуже воровства».

81. Леонардо да Винчи (1452 —1519 гг.) — художник, живописец, скульптор, архитектор, математик, физик, естествоиспытатель, инженер, механик, плотник, музыкант, патологоанатом, изобретатель, писатель — идеал «универсального человека», все-таки, наиболее полно выразившийся в художественных произведениях, о которых нет смысла писать – их нужно видеть.

82. Николай Коперник (1473 —1543 гг.) —астроном, математик, священнослужитель, врач и экономист, наиболее известен как автор гелиоцентрической системы мира, положившей начало первой научной революции.

83. Парацельс (1493 — 1541 гг.) — врач, алхимик, философ и мистик - не только успешно лечил многие болезни от силикоза до чумы с помощью веры, воображения и воли, но и создал свою систему мироздания, заключающуюся в принципе подобия микро- и макрокосмоса.. «Деяния Бога откроются нам через мудрость, и Бог, живущий внутри нас, более всего возрадуется, если мы станем подобны ему. Но, дабы стать подобными Богу, мы должны быть привлечены к Богу, который есть мировой источник всего; и сила, привлекающая нас, есть Любовь. Любовь к Богу будет зажжена в наших сердцах горячей любовью к человечеству, любовь же к человечеству будет вызвана любовью к Богу. Таким образом, Бог макрокосмоса и Бог микрокосмоса влияют друг на друга и оба они есть одно, ибо есть лишь один Бог, и один Закон, и одна природа, через которые проявляется мудрость».

84. Исаак Ньютон (1643 —1727 гг.) —физик, математик и астроном. Автор труда «Математические начала натуральной философии», в котором он описал закон всемирного тяготения и свои три закона, заложившие основы классической механики. Разработал дифференциальное и интегральное исчисление, теорию цветности и многие другие математические и физические теории. При всем своем позитивизме, безусловно верил в Бога и признавал ограниченность человеческого познания.

85. Леонард Эйлер (1707 —1783 гг.) — математик, механик, физик, астроном, автор более чем 800 работ по математическому анализу, дифференциальной геометрии, теории чисел, приближённым вычислениям, небесной механике, математической физике, оптике, баллистике, кораблестроению, теории музыки. Благодаря Эйлеру в математику вошли: общая теория рядов; теория чисел; вариационное исчисление; формула Эйлера; теория непрерывных дробей; аналитическая механика; приёмы интегрирования и решения дифференциальных уравнений; число e – основание натурального логарифма; обозначение i для мнимой единицы; число π, для которого он вычислил 153 верных знака. Именно благодаря Эйлеру, вычислявшему трансцендентные числа через суммы рядов, мне пришла идея представить Бога в виде бесконечной суммы всех одушевленных существ. Кстати, такое представление объясняет, почему Бог допускает войны, катастрофы и болезни для праведников – воля божья есть результат сложения разнонаправленных сил.

86. Александр Пушкин (1799 —1837 гг.) — не просто русский поэт, драматург и прозаик, реформатор русского литературного языка, но еще и пророк, которому дано было записывать поэтические откровения, осмысливать их и непрерывно духовно расти. Впрочем, лучше, чем он сам о себе написал, не скажешь: «Духовной жаждою томим, В пустыне мрачной я влачился, И шестикрылый серафим На перепутье мне явился. Перстами легкими как сон Моих зениц коснулся он. Отверзлись вещие зеницы, Как у испуганной орлицы. Моих ушей коснулся он, И их наполнил шум и звон: И внял я неба содроганье, И горний ангелов полет, И гад морских подводный ход, И дольней лозы прозябанье. И он к устам моим приник, И вырвал грешный мой язык, И празднословный и лукавый, И жало мудрыя змеи В уста замершие мои Вложил десницею кровавой. И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное вынул, И угль, пылающий огнем, Во грудь отверстую водвинул. Как труп в пустыне я лежал, И бога глас ко мне воззвал: "Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей, И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей". Вот еще: «И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал, Что в мой жестокий век восславил я Свободу И милость к падшим призывал».

87. Николай Рерих (1874 —1947 гг.) — художник, философ, учёный, писатель, путешественник, общественный деятель, создатель 7000 картин и 30 литературных трудов, автор идеи и инициатор Международного Договора об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакт Рериха), основатель международного движения в защиту культуры. Совместно со своей женой Еленой, Николай Рерих создал учение «Живой Этики», которое являлось попыткой переосмысления и соединения различных религий применительно к современным ему представлениям о космосе.

88. Альберт Эйнштейн (1879 —1955 гг.) — основатель современной теоретической физики, гуманист, автор более 300 научных работ по физике, а также около 150 книг и статей в области истории и философии науки, публицистики. Он разработал специальную теорию относительности, в её рамках — закон взаимосвязи массы и энергии: E = mc2; общую теорию относительности; квантовую теорию фотоэффекта и теплоёмкости; статистическую теорию броуновского движения; работал над проблемами космологии и единой теории поля. Интересно, что по закону взаимосвязи массы и энергии вычисляют энергию, выделившуюся при аннигиляции материи, но никто не рискнул вычислить массу материи, созданной из чистой энергии.

89. Иоанн Павел II (1920 —2005 гг.) — Папа Римский, глава Римско-католической церкви. Совершил более 170 визитов в 120 стран мира; число побывавших на его аудиенциях достигло почти 18 млн. человек; делал акцент на защите прав человека; осудил преступления Церкви в средние века; инициировал реабилитацию Галилея; публично покаялся в грехах католической церкви (просил прощения и признал вину церкви за восемь грехов: преследование евреев, раскол церкви и религиозные войны, крестовые походы и оправдывающие войну теологические догматы, презрение к меньшинствам и бедным, оправдание рабства); как и Гиппократ выступал против абортов; энергично поддерживал экуменистическое движение. Быть может, единственный понтифик, который в случае второго пришествия Христа не отправил бы его в психиатрическую лечебницу.

90. Хотя у меня нет места для подробностей, а, в некоторых случаях, и достоверной информации об их жизни, я не могу не упомянуть также о следующих творцах и пророках (повторюсь, только известных и близких мне по духу): Гермес Трисмегист, Заратустра, Магомет, Аль Хорезми, Авиценна, Данте, Боттичелли, Нострадамус, Эль Греко, Шекспир, Дюрер, Кеплер, Декарт, Паскаль, Бернулли, Лейбниц, Моцарт, Бах, Гойя, Гете, Блейк, Дарвин, Маркс, Пастер, Мендель, Менделеев, Ницше, Ренуар, Эдисон, Гауди, Тесла, Ганди, Юнг, Бор, Винер, Дали, Королев. Замечу, что, почти все вышеперечисленные творцы говорили и писали о вещих голосах или снах, видениях и знамениях, что является еще одним свидетельством их близости к Богу. Впрочем, далеко не каждое знамение или внутренний голос исходит от Бога, а лишь тот, который требует от Вас определенных усилий, затрат внутренней энергии, полезной творческой работы. В следующих разделах я приведу список десяти книг, которые, на мой взгляд, стоит прочитать каждому, хотя они и сложны для чтения и понимания.

91. Библия. Конечно, у любого современного человека, признающего декларацию прав человека, беспристрастное прочтение Ветхого Завета должно вызывать омерзение, как подробное описание преступлений против человека и человечности, зато на этом фоне ярче видны откровения Нового Завета. Кроме того, вся культура западной цивилизации основана на библейских историях, поэтому, не зная библию, нельзя быть культурным человеком.

92. Рубаи Омара Хайяма не просто энциклопедия экуменизма, вместившая и зороастризм, и христианство, и ислам, но и чудо многогранного поэтического творчества, в котором каждый найдет отклик и своим собственным мыслям и своим чувствам. Не могу удержаться еще от одной цитаты: «Живи с улыбкою, о горестях забудь И с доброю душой пройди недобрый путь. Вселенная всему небытие готовит… Не жди небытия, до жизни жадным будь.»

93. Божественная комедия Данте сложно воспринимается, если не знать греческой и римской культуры от Гомера и Аристотеля до Вергилия, но ее внимательное прочтение заставляет читателя хотя бы частично постичь этику античности.

94. Гамлет Шекспира – наиболее сложная и запутанная трагедия не менее загадочного автора – великолепное средство для самостоятельного развития ума, чувств и воображения.

95. Фауст Гете – первую часть можно прочитать в юности, а вторую – читать всю оставшуюся жизнь.

96. Евгений Онегин Пушкина – его самое чистое, совершенное, полное и глубокое произведение.

97. Капитал Маркса, безусловно, довольно занудное чтение, тем более, что основано на изрядно устаревшем материале, но именно здесь впервые четко показано значение труда и не только для воспроизводства капитала.

98. Так говорил Заратустра Ницше – самая честная книга о взаимоотношениях Бога и человека и о том, что «человек есть нечто, что должно превзойти».

99. Психологические типы Юнга – качественная научная классификация типов психики человека, ее связи и зависимости, как от физиологии (физического мира), так и от Бога (интуиции, бессознательного): «Душа есть олицетворение бессознательного. В бессознательном лежит сокровище, то есть погруженное или погрузившееся в интроверсию либидо. Этот запас либидо обозначается как «Царство Божие»».

100. Университетский учебник математического анализа для не-математиков, наверное, самое трудное чтение, но без понимания сущности пределов, сходимости, непрерывности, иррациональности, трансцендентности, бесконечности, суммы бесконечных рядов, отображения, подобия, все разговоры о Боге остаются болтовней.

101. Я благодарен Богу, что он отобрал у меня «корыто сытости», самодовольство профессионала, научил слышать себя и подарил столько прекрасных дней жизни после смерти. Я написал здесь то, что удалось услышать, позволяя себе лишь минимальную корректуру сообразно своему самосознанию, образованию и словарному запасу. Ветхий Завет был высечен в камне и утерян, Новый – записан на бумаге и искажен переписчиками, Сверхновый – выкладывается в Интернет с надеждой, что сеть надежней камня и бумаги…

?

Log in